6 декабря 22:30 в Саратове −3,9°C
Доллар 63.71 Евро 70.02
vk twitter facebook rss

Фокус с исчезновением

Очередное заседание суда по делу о нападении на Владислава Малышева принесло новую порцию сенсаций, которые не в лучшем свете выставляют нашу доблестную правоохранительную систему.

10:00, 20 июля 2011 Автор: Сергей Щукин, фото автора


Милиция скрыла преступление ради «раскрытия» дела Малышева?

Очередное заседание суда по делу о нападении на Владислава Малышева принесло новую порцию сенсаций, которые не в лучшем свете выставляют нашу доблестную правоохранительную систему. Если раньше еще как-то можно было говорить о заблуждении следователей, пытающихся посадить невиновного, теперь выяснилось, что речь идет о преднамеренной подтасовке и подмене фактов. Похоже, стремясь ускоренно раскрыть одно резонансное преступление, «бравоохранители» «замяли» другое, неприметное. И главная сенсация - на процессе попутно вскрылись минимум два злодеяния.

Секс, наркотики и алиби
Одним из двух центральных выступлений на заседании суда в минувший четверг стали показания гражданской жены обвиняемого - Валерии Начиной. Она подтвердила его алиби.
- Все три дня - 27, 28 и 29 мая - он находился дома, - уверенно заявила свидетельница. - Провожал меня в колонию-поселение.
Женщина рассказала, что они вели довольно разгульный образ жизни: регулярно выпивали, в 2000 году даже употребляли наркотики. При этом, по ее словам, Сергей Солодилов - трудолюбивый, спокойный человек. Они жили в квартире вместе с отцом и матерью Начиной, а также их семилетней дочерью.
Итак, Солодилов проводил свою гражданскую жену в места не столь отдаленные, а примерно 15 июля Начину в СИЗО вызвал следователь из милиции. Ей сообщили, что ее сожитель обвиняется по ч. 4 ст. 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть»). Такое вранье привело женщину в шоковое состояние, она не помнила ни себя, ни то, что говорила. На это, видимо, и рассчитывал следователь, чем и не преминул воспользоваться: в протокол были внесены показания, которые, по утверждению Начиной, она не давала, а подписала бумагу, не читая, находясь в истерике. Кроме того, следователь поведала: в квартире Начиной был обыск, и правоохранители обнаружили серые джинсы в крови. Свидетельница заверила суд, что у ее мужа никогда не было таких джинсов, в мае 2010 года он ходил в голубых или бежевых штанах. Кепки у него также не имелось - «они ему не идут». Не смогла вспомнить женщина и приятеля Солодилова по имени Олег.

Гособвинитель показал суду прошлогодний допрос Начиной. Тогда она сообщила, что Солодилов употреблял наркотики в мае минувшего года и порой не ночевал дома. Женщина опровергла прежние заявления, отметив, что во время допроса «ревела» и потому плохо соображала. И теперь здесь, в суде, она говорит, как происходило на самом деле.
Начина не только подтвердила алиби гражданского мужа, сказав, что он был вместе с нею, но и описала, при каких обстоятельствах был. Это при желании гособвинителя можно проверить. Кроме того, отвечая адвокату, готова ли она пройти тест на детекторе лжи, Начина уверенно согласилась, что также подтверждает правдивость ее слов.

Пропавшее дело
Главные открытия начались, когда перед судом предстали сотрудники милиции - непосредственные участники событий. Работник Заводского ОВД Олег Егоров был в составе опергруппы, задержавшей Солодилова. По его словам, в июле прошлого года (примерно через полтора месяца после покушения на Малышева) им от дежурного пришла информация о нападении на мужчину. Милиционеры выехали на место. На улице Огородняя их остановили парень и девушка, которые рассказали, что стали свидетелями, как мужчина в светлой одежде напал с ножом на другого.
По горячим следам стражам порядка удалось догнать возможного преступника - это и был Солодилов. Тот пытался убежать, однако довольно скоро его поймали. Вел он себя абсолютно неадекватно: был то ли пьян, то ли под воздействием наркотиков. Милиционеры принесли задержанному два ведра воды, чтобы Солодилов хоть немного пришел в себя. Тем временем свидетели рассказали опергруппе, что мужчина нанес неизвестному несколько ударов небольшим ножом в лицо и шею (напомним, Малышева резали тесаком с 30 сантиметровым лезвием).
Стражи порядка попытались найти жертву по следам крови, которые обрывались на трамвайных путях, но не смогли. Примерно через 30 минут им стало известно, что в больницу доставили мужчину с порезами лица. Позже выяснилось, что потерпевшему была сделана операция.
Между тем запертый в автомобиле Солодилов продолжал буянить, стучать в дверь. У него обнаружили небольшой складной нож, а его одежда пропиталась кровью. На вопрос, в чем был Солодилов при задержании, Егоров ответил: во всем светлом, без головного убора.
Арестанта доставили в отделение милиции. Через несколько дней на разводе Егорову сообщили, что они «взяли» преступника, который также напал 27 мая на Малышева. При этом сказали, чтобы задержавшие составили рапорт о том, что арестант похож на фоторобот нападавшего на депутата. То есть самим милиционерам, имевшим при себе фоторобот, до этого и в голову не пришло сходство Солодилова с ним. Так на этом этапе началась подмена одного дела другим. А второе, к которому действительно имел отношение Солодилов, ушло в небытие.

Какие чудеса с задержанным случились дальше в отделении, суду рассказал оперуполномоченный ОМ-2 Роман Рыжих. В июле минувшего года, после задержания Солодилова, он вызвал его к себе в кабинет на беседу. Милиционер при этом утверждал, что задержали Солодилова по административной статье, по какой точно, не помнит. То есть получается, что теперь в новой России порезать человеку лицо и шею ножом считается административным правонарушением?! Не иначе как милиционерам выдали новый секретный Уголовный кодекс. По словам опера, его интересовало, не знает ли подзреваемый что-либо о покушении на Малышева - вдруг оказался свидетелем этого преступления? И тут Солодилов неожиданно признался во всем: мол, именно он в конце мая со знакомым по имени Олег выпил пива, купил наркотики, а потом парни решили кого-нибудь ограбить. Далее следует уже известная нам невероятная история про 30 сантиметровый тесак в кармане трико и ограбление, когда Малышева едва не убили, но так и не «обчистили». Через некоторое время после своего рассказа Солодилов написал чистосердечное признание.
Как же так получилось, что задержанный за одно преступление признался в другом? Причем о первом злодеянии следствие как-то сразу забыло…
- Об этих обстоятельствах ничего не известно, по этому факту даже не возбуждалось уголовного дела, пока не знаем мы и того, кто был потерпевшим, - не может скрыть удивления адвокат Малышева Игорь Макаревич. - Этот эпизод просто выпал из поля зрения.

Молчанка как защита
Пока защитники Малышева и Солодилова готовятся к новой порции сенсационных разоблачений, давайте подведем итог того, что уже известно. Версии наша и обвиняемого находят полное подтверждение. Напомним, на прошлом заседании суда задержанный заявил: милиция поставили его перед выбором между двумя преступлениями (надо думать, тем, которое он совершил в реальности и резонансным покушением на Малышева), и он «предпочел» взять на себя последнее, так ему за это злодеяние обещали меньший срок, только пять реальных лет. Затем по непонятной причине статью переквалифицировали в «Разбой», предусматривающую до 15 лет неволи, и обвиняемый пошел на попятную.
Мы попытались узнать подробности и судьбу дела, по которому задержали Солодилова, в ГУ МВД по области. Но натолкнулись на сопротивление правоохранителей. Руководитель пресс-службы ведомства Алексей Егоров заявил, что до решения суда никаких комментариев не даст. Однако пояснил: «то» дело не имеет к малышевскому никакого отношения. И вообще, по его словам, нет ничего удивительного, что человека задерживают за преступление, похожее по почерку на злодеяние, которое он уже совершил. У главы пресс-службы это объяснение получилось поэтичным:
- Если кража произошла с использованием альпинистского оборудования, мы, естественно, проверяем всех, кто ранее это оборудование уже использовал.
В конце «говорящая голова» областной милиции добавил, что, если редакции интересно знать о том деле, пусть адвокаты подают ходатайство на запрос суда и «требуют у нас ответ».
Видно, что в следствии не все так чисто, как хотелось бы представить полиции. Потому, а это в таких случаях распространено, она играет в молчанку. Так же как подозреваемый, на которого собраны компрометирующие материалы, на следствии прикрывается 51-й статьей Конституции. Нежелание рассказывать о расследовании похоже на попытку прикрыть другое преступление - уже со стороны милиционеров, возможно, скрывающих уголовное дело, в котором есть серьезно пострадавший.
Главное, что стало понятно на этом этапе судебного процесса: Солодилов предположительно совершил похожее преступление, но не привлечен за него к ответственности. Уголовное дело то ли не возбуждалось вовсе, то ли его «замяли». В любом случае здесь видятся признаки преступления со стороны милиционеров. Сокрытие злодеяния - это уголовная статья, как и покрывание преступников. Эта цепочка может привести к еще большим сенсациям. Самое страшное, в одном процессе вскрывается вся подноготная темной системы, созданной в недрах милиции.

«Резонанс» продолжает следить за событиями и проводить свое расследование.


 

Не пропустите главное - подпишитесь на Telegram-канал Подписаться

Малышев, нападение, суд

В Саратовской области появится министр – председатель комитета культурного наследия

В Саратовской области появится министр – председатель комитета культурного наследия

Задержан подозреваемый в «минировании» аэропорта Саратова

Задержан подозреваемый в «минировании» аэропорта Саратова

В Саратовской области всех непривитых чиновников начнут отстранять с 15 декабря

В Саратовской области всех непривитых чиновников начнут отстранять с 15 декабря

Популярное
наверх