11 августа 13:22 в Саратове +21,5°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Россия против НАТО: кто победит, если завтра война?

Почти все эксперты и даже далекие от армии люди сходятся на том, что холодная война и не думала заканчиваться с распадом СССР, а сейчас геополитическая обстановка накалена до предела.

13:19, 28 октября 2015 Автор: Беседовал Иван Ваганов

Североатлантический альянс проводит крупнейшие за 13 лет военные маневры. В рамках этих учений в небе над Европой впервые демонстративно сбивается баллистическая ракета, разыгрываются сценарии десантных операций, полномасштабных гибридных войн с использованием интернета. А Россия в это же время удивляет мир своим новейшим оружием в ходе антитеррористической операции в Сирии. Почти все эксперты и даже далекие от армии люди сходятся на том, что холодная война и не думала заканчиваться с распадом СССР, а сейчас геополитическая обстановка накалена до предела. В связи с этим «Колокол России» решил выяснить, каков реальный расклад сил в потенциальном противостоянии нашей страны и Запада. Нашим собеседником стал бывший офицер Генштаба, доктор военных наук Константин Сивков.  

Колокол России: Константин Валентинович, невесело, конечно, задавать такой вопрос в лоб, но, с учетом последних событий, приходится. Что если противостояние России и НАТО из «холодного» вдруг превратится в «горячее»? В каком состоянии находится наша армия и насколько силен потенциальный противник?

Константин Сивков: Если брать количественный состав, то по силам общего назначения, не применяющих ядерное оружие, соотношение примерно 12:1 в пользу НАТО. Это по данным личного состава вооруженных сил альянса с учетом развертывания в военное время. Если же не брать определенные рода войск стран НАТО, которые на время конфликта переходят под командование единого центра, соотношение будет примерно 3-4:1 не в нашу пользу.

Что касается качественного состава, здесь российская армия почти не уступает оппоненту. Так же, как и мы, альянс долгое время не обновлял вооружение и технику.

Сейчас процент современной боевой техники у нас чуть ниже, чем у натовцев, но разрыв тут не очень большой. А вот с исправными машинами ситуация явно не в нашу пользу - процент боеготовности у нас оценивается в 50-60%, а у противника - 70-80%.

Хотя по отдельным направлениям, например, в Каспийской флотилии и на Черноморском флоте - наша готовность составляет почти 100%.

За последние два-три года мы серьезно подтянули оперативную и тактическую подготовку командного состава. Причем с тактикой у нас и ранее было все в порядке. Здесь показательно вспомнить войну с Грузией 2008 года, когда за каких-то три дня вооруженные силы противника были наголову разбиты. Это уникальный случай, при том что грузин тогда готовили и консультировали американские специалисты.

КР: С тех пор наши военные не особо светились на международном уровне, но теперь им пришлось показать себя в Сирии. Они успешно сдали этот экзамен?

К.С.: Война в Сирии продемонстрировала, что российское вооружение отвечает высочайшим требованиям современности по ряду показателей значительно превосходя американское. Например, крылатая ракета «Калибр-НК» лучше «Томагавка» как по дальности (2600 против 1500 километров), так и по точности стрельбы. Также наши летчики показали в действии уникальный прицельно-навигационный комплекс СВП-24 «Гефест», позволяющий применять обычные фугасные бомбы с эффективностью, характерной для высокоточного оружия. Благодаря этому, небольшая российская авиагруппа в Сирии способна действовать с высокой эффективностью. В последнее время удалось достигнуть показателя в 70-80 пораженных целей при 50 вылетах в сутки - это очень хорошо. У американцев же на одну цель выделяется минимум 3-4 самолета, а для поражения, к примеру вражеского аэродрома, используется целая эскадрилья. Средняя стоимость нашего нового оружия значительно ниже американского, что является большим плюсом.

Вместе с тем сирийская война показала, что у российских войск есть серьезнейшая проблема с обеспечением боеприпасами. Блистательный пуск 26 ракет «Калибр-НК» 7 октября из акватории Каспийского моря больше не повторялся - по всей видимости, резерв этого оружия у нас очень маленький.

Пока мы не увидели эффективных пусков ракет серии К-55 новой модификации, которые вполне могли быть использованы самолетами Ту-95 или Ту-160. Имеют место единичные успешные пуски ракет К-55 во время учений, но не более того. Весьма ограниченно применяются высокоточные корректируемые авиабомбы - КАБ-500С и КАБ-500кр. По меркам защищенности и точности поражения они намного надежнее, чем аналогичные американские боеприпасы такого же калибра. Тем не менее число случаев их применения позволяет сделать вывод, что в наших арсеналах их маловато. В основном используются бомбы свободного падения, правда, как уже было сказано выше, благодаря системе «Гефест» они поражают цель значительно точнее.

Доведение количества вылетов в сутки до предельно возможного - около 60, отказ от использования полетов парами в пользу одиночных рейдов свидетельствуют о том, что ресурс самолетовылетов нашей авиации в Сирии достиг предела. Как по запасам материально-технических средств, так и по напряженности использования техники.

А значит, и число самолетов с новейшей электроникой у нас фактически ограничено той группой, которая находится в Латакии.

КР: Выходит, что в случае длительной и масштабной войны у наших ВС возникли бы огромные проблемы. В первую очередь, из-за недостаточного материально-технического обеспечения…

К.С.: Можно сказать конкретнее: на сегодняшний день российская армия даже при полной мобилизации способна победить в 1-2 конфликтах локального типа. После них необходимо будет взять длительную паузу для латания дыр. Если же встанет вопрос об открытом противостоянии с НАТО, то наши силы общего назначения вряд ли смогут продержаться против США и союзников более одного-двух месяцев. Американцы сейчас боятся вступать в войну с Россией только из-за наличия у нас ядерного оружия, остающегося единственным железным средством сдерживания. Если вообразить, что у нас нет ядерных ракет или же ядерное оружие отсутствует у обеих сторон - в этом случае, я уверен, военная операция против России уже бы стартовала.

Используя свое превосходство, альянс согласился бы на значительные потери в ходе первых операций, когда разгромили бы наши основные силы общего назначения, а затем - полная оккупация нашей страны. Сейчас нас спасает только ядерный паритет.

Поэтому говорить о том, что в рамках гипотетической Третьей мировой войны Россия может вести масштабные боевые действия (скажем, группировкой от 800 тысяч человек и больше) без применения оружия массового поражения - это чепуха.

Если же рассуждать не о локальной, а о региональной войне (какой была для нас Великая Отечественная война, ВОВ), тогда на линию огня придется выставлять группировку численностью 4–5 миллионов... Это просто фантастика. Для сравнения - СССР в период своего расцвета был в состоянии без применения ядерного оружия обеспечивать национальную безопасность в любых войнах, включая мировые.

КР: Но если зайдет вопрос о том, чтобы ставить «под ружье» все имеющиеся у нас резервы, разве не поможет большой запас единиц танков и полевой артиллерии, сохранившийся еще с советских времен?

К.С.: Действительно, у нас в арсеналах большое количество танков - Т-72, Т-80. Судя по открытым данным, около 5000 80-к и 7000 72-к разных моделей. Против новых модификаций «Абрамса» серии M1A2 вполне может справиться наш Т-90. Лобового столкновения и массовых танковых битв времен ВОВ в любом случае не будет, но противостоять пехоте и решать другие современные боевые задачи наши машины в состоянии. Хотя замечу, что примерно 80% из них сначала придется отремонтировать.

Но главное другое - на сегодня у нас почти разрушена отрасль производства боеприпасов. Скажем, на дивизию из 300 танков надо иметь около 1200 снарядов для полного боекомплекта. При интенсивных боевых действиях они расходуются в течение дня. Для ведения боевых действий в продолжении месяца необходимо порядка 20 000 выстрелов. Это только по танкам. Сюда же добавим более интенсивно работающую полевую артиллерию - у них за сутки обычно пара боекомплектов улетает. Плюс системы ПВО, и получим ту же картину, которую имели в годы ВОВ.

Чтобы начать масштабное наступление, надо создать запас снарядов, измеряемый сотнями эшелонов - десятками миллионов выстрелов. Для этого нужна мощная промышленность. Советский военпром обеспечивал фронт всем необходимым. И можно сказать, что сейчас в Сирии, по большому счету, воюет не столько Россия, сколько СССР.

Большинство наших запасов авиабомб - советского производства, а не российского. Так что если начнется масштабная война, то при проведении первой же крупной операции у нас вылетит все, и пополнить эти запасы мы уже не сможем. Здесь я ссылаюсь, в том числе на мнение авторитетнейшего инженера, одного из бывших руководителей боеприпасной отрасли Юрия Шабалина.

Вторая наша проблема - производство новой техники. У нас в значительной степени разрушена или передана в частные руки так называемая промышленность базовых технологий - это жаропрочная сталь, стандартные микросхемы… Поэтому решить вопрос о замещении комплектующих для наших танков будет проблематично.

Наконец, еще один важный момент - пуск 26 ракет «Калибр» из Каспийского моря обошелся нам в 10 миллиардов рублей. То есть стоимость каждой ракеты из этого залпа составила 6,4 миллиона долларов. У американцев залп ракетой типа «Томагавк» обходится примерно в 2-2,5 миллиона долларов.

Вопрос: откуда у нас такая дороговизна? В первую очередь, из-за коррупционных схем, с которыми никто не думает бороться. Поэтому все наше новосозданное оружие будет очень дорогим - на любой войне всевозможные промышленные начальники с удовольствием греют руки.

Не секрет, что до недавних санкций мы закупали на Западе многие базовые запчасти для новых разработок. А сейчас у нас импортозамещение идет в основном за счет Китая и всяких серых обходных схем. С того момента, как наш военпром попал под санкции, я не слышал о вводе в работу ни одного нового мало-мальски серьезного предприятия. Вот поэтому единственный фактор сдерживания противника на ближайшие годы - ядерное оружие.

КР: Буквально на днях министр обороны Сергей Шойгу рассказал о завершении строительства современной военной базы в Арктике - на Новосибирских островах. Насколько эффективным будет этот проект, и какие еще шаги следует предпринять Минобороны РФ для защиты наших рубежей?

К.С.: Арктика - это важнейшие северное, северо-западное и северо-восточное стратегические направления в случае начала большой войны. Именно оттуда в случае начала военных действий между Россией и США полетят межконтинентальные баллистические ракеты и стратегические бомбардировщики. В свою очередь, по этим направлениям пойдем и мы - там будут лежать все кратчайшие траектории. С точки зрения развития систем ПВО и ПРО, эта база нужна нам, как воздух.

Печальный итог наших либеральных реформ 90-х годов - вся инфраструктура ПВО в этом регионе была уничтожена. Теперь бреши в системе воздушного наблюдения у нас измеряются сотнями километров. Причем в советские времена в Арктике располагалась плотная система радиолокационного наблюдения, контролировавшая все воздушное пространство на высотах от 200-300 метров и выше. Отдельные бреши закрывались патрульными самолетами. Сегодня нижняя граница наблюдений доходит до нескольких километров, а в районе Центральной Сибири огромные участки неба вообще не просматриваются. Создание стабильно работающего наземного локационного поля со 100% охватом наших северных рубежей - задача номер один, которая требует очень много сил и средств. Пока точечно устанавливаются патрульные посты, которые закрывают отдельные направления, чтобы обеспечить обнаружение хотя бы тех самолетов и ракет, которые угрожают важнейшим промышленным объектам и большим городам.

Кроме того, самолеты противника надо сбивать еще до пуска ими ракет, который обычно удален от нашей границы на 500-800 километров. Соответственно, на границе должны работать российские истребители. Благодаря усилиям наших ученых, дальность стрельбы ракет МИГ-31 достигает более 300 километров. Остается разместить аэродромные узлы с этими самолетами, каждый из которых может эффективно закрывать участок неба размером до 1600 километров с тем расчетом, чтобы закрыть все пробелы. Кроме того, все стратегически важные объекты должны быть защищены комплексами ПВО. Соответственно, для их хорошей работы нужны люди и инфраструктура.

Наконец, в этой зоне надо обеспечить постоянные маршруты самолетов радиолокационного дозора. На сегодня у нас их всего 15 единиц. По-хорошему, чтобы охватить всю страну необходимо примерно в четыре раза больше. В распоряжении НАТО 67 подобных машин, а у США - около 100. Однако у нас запланированы лишь единичные сборки подобных самолетов и то, пока на 2018 год. Кроме того, из северной акватории (на расстоянии до 1000 с лишним километров от берега) американские подлодки могут запускать ракеты «Томагавк» по нашим сибирским нефтяным центрам, чтобы лишить страну энергетики. Поэтому сегодня та программа, которая развертывается в рамках защиты этого региона, - весьма адекватна. Но пока это лишь необходимый минимум, первые шаги.

КР: Что вы можете сказать о масштабных учениях НАТО вблизи наших западных границ? Судя по всему, альянс отрабатывает не только оборонительные, но и наступательные операции. В том числе с использованием десанта и тяжелой техники. Сейчас Прибалтика накачивается новыми американскими танками. Каковы возможные сценарии развития событий на «европейском фронте»?

К.С.: Прежде всего, любые учения проводятся для того, чтобы отработать определенные взаимодействия войск, никакой демонстративной функции тут нет. И в том факте, что американцы недавно сбили баллистическую ракету с эсминца, который находился у берегов Шотландии, нет ничего страшного. Это вполне рядовое событие. Точно так же наши зенитные комплексы наземного или корабельного базирования отрабатывают уничтожение ракет. Конечно, учения Запада - это не подготовка к большой войне против России образца 1941 года.

Они прекрасно понимают, что, если начнется хотя бы подготовка к такой войне, а скрыть ее не удастся, при нынешнем политическом руководстве Россия, понимая, что перспектив в длительном противостоянии у нас нет никаких, первой применит ядерное оружие. Надо полагать, что самоубийц нет ни в США, ни в Европе, поэтому они вряд ли на такое пойдут.

Но у нашего противника могут быть и иные технологии - к примеру, предварительно создать в России систему хаоса, дезорганизовать управление, инспирировать экономические проблемы и полностью дискредитировать действующую власть, противопоставив ее народу, заставить народ выйти на улицу и на этом фоне создать массовые беспорядки, в результате которых будет нарушено управление стратегическими ядерными силами. После захвата Генштаба в Москве никто не сможет взять на себя командование ядерным ударом… А уже потом организуется вторжение сухопутных войск, которое уничтожит разобщенное сопротивление отдельных частей российской армии - и наша территория оккупирована. Вот эта цель в масштабных учениях НАТО весьма вероятна.

Конечно, никто всерьез не рассматривает возможное вторжение России на территорию той же Эстонии. Все прекрасно понимают, что в правительствах США и России нет идиотов - никто не хочет выживать в ядерной зиме. Но чтобы оправдать дальнейшее развертывание НАТО у наших западных границ и сплотить свои ряды, они продолжают нагнетать обстановку. Более того, в непосредственной близости от нас развертываются так называемые соединения оперативного базирования. При них вся тяжелая техника, боеприпасы находятся в передовых районах, а личный состав - на территории США. При начале боевых действий личный состав перебрасывается в Восточную Европу, расконсервирует оружие - и за пару дней там возникает полноценная моторизованная дивизия США численностью 12-15 тысяч человек. А в спокойной обстановке там находится максимум 500-600 военных, просто охраняющих территорию.

Война сейчас, конечно, будет мало походить на классические лобовые столкновения, о которых мы читали в учебниках. Начинается все, как известно, с информационных и сетевых баталий за сознание людей.

КР: Раз уж мы заговорили об этом безумстве (обмене ядерными ударами с США), что здесь могут сделать системы ПРО и от чего в реальности спасает пресловутый «ядерный зонтик»?

К.С.: В настоящий момент ракетная оборона США не представляет больших угроз для нашего ядерного потенциала. Их «противоядерные» ракеты SM-3 способны поражать боеголовки противника на удалении до 400 километров.

Это в самых идеальных условиях - если ракета противника идет встречным курсом. Причем скорость полета боеголовки, которую она может поразить, ограничивается где-то в районе 2,5 километра в секунду. То есть эта ракета способна поражать боеголовки до оперативного радиуса действия – в пределах 2-2,5 тысячи километров. Межконтинентальные ракеты на конечном участке траектории идут со значительно более высокой скоростью. Поэтому единственную угрозу SM-3 для нас могут представлять только тогда, когда будут приближены на расстояние 150-200 километров к районам патрулирования наших атомных подлодок. В этом случае они получат шанс сбить стартующие с наших подводных крейсеров ракеты, но только на активном участке траектории - у них на это будет около 80 секунд. Естественно, наша авиация и силы ВМФ будут наносить по кораблям противника серьезные удары. Так что сначала ему придется разгромить флот и авиацию РФ, что займет не менее 10-15 дней. К этому времени мы уже наверняка применим ядерное оружие.

Кроме того, наши подлодки, как, впрочем, и американские, могут производить пуски из-под арктического льда, пробивая в нем бреши торпедами перед пуском. Хотя при наличии ракет межконтинентальной дальности, такие фокусы подлодкам в принципе и не нужны - они легко могут атаковать у своих берегов под прикрытием надежной системы противолодочной и противовоздушной обороны. Здесь любые силы ПРО, имеющиеся у двух сторон, малоэффективны.

Что касается других систем обороны, то они способны обстреливать лишь боеголовки, которые уже находятся в космосе - не на активной части траектории.

Где-то 3-5 боеголовок из 1700 американцы смогут уничтожить. Сами понимаете, что это ничтожно мало. К 2025 году США планируют довести эту цифру до 30-40 боеголовок, но все равно принципиально задача не решается.

А вот что для нас представляет реальнейшую опасность - об этом, кстати, говорил президент России Владимир Путин на Валдайском дискуссионном клубе. В шахты расширяющейся на восток натовской системы ПРО при желании можно легко загрузить не только «противоядерные» SM-3, но и баллистические Minuteman-3. То есть менее чем за месяц создается ударная группировка ракет среднего радиуса действия с ядерным потенциалом.

При тактике быстрого глобального удара может быть реализован крайне неприятный для нас сценарий, когда в течение короткого времени уничтожается значительная часть ядерного потенциала России - наш ответный удар полностью дезорганизуется. А когда в ответ полетят наши одиночные ракеты, их будут снимать системой ПРО.

Правда, чтобы отточить такую схему, потребуется еще минимум пара десятилетий. Но тревога Путина по этому поводу совершенно обоснована.

 

война, геополитика, константин сивков, нато, россия, сирия, сша

Володин предложил сделать Набережную Космонавтов полностью пешеходной

Володин предложил сделать Набережную Космонавтов полностью пешеходной

Под Ртищевом «Приора» утонула в пруду. Ведутся поиски тела 8-летнего ребенка

Под Ртищевом «Приора» утонула в пруду. Ведутся поиски тела 8-летнего ребенка

Коронавирус. Саратовская область переходит на 2-й этап снятия ограничений с 11 августа

Коронавирус. Саратовская область переходит на 2-й этап снятия ограничений с 11 августа

Популярное
наверх