28 мая 20:48 в Саратове +20°C
Доллар 63.71 Евро 70.02
vk twitter facebook rss

Год Краснощековой. Ч.2: От пожара до министра

Где бы Светлана Краснощекова ни проходила, везде оставляла за собой яркий след в виде скандалов или пожаров

10:00, 13 марта 2015 Автор: Сергей Щукин

Пожалуй, ни у одного другого саратовского министра нет такой яркой трудовой биографии, как у Светланы Краснощековой. Где бы она ни проходила, везде оставляла за собой яркий след в виде скандалов или пожаров. Однако это не помешало выпускнице консерватории упорно лезть вверх по карьерной лестнице, ведь у нее всегда было правильное отношение к жизни и деньгам. «Четвертая власть» решила напомнить о ее похождениях доминистерского периода. 

Итак, в 2003 году выпускница консерватории по специальности «хормейстер» Светлана Краснощекова становится директором Саратовской филармонии  и руководит ей в течение 9 лет. Как можно оценить ее работу на этом месте? Например, бывшие работники филармонии утверждают, что Светлана Владимировна была «никаким» менеджером. Жесткой, самовольной, равнодушной к нуждам артистов. С другой стороны, она хорошо научилась зарабатывать деньги, экономя на всем: на артистах, костюмах, декорациях и зарплатах. В конце концов, эта экономия, возможно, стала одной из причин пожара, который уничтожил часть здания. Конечно, Краснощекова заверит, что все это наговоры недоброжелателей бывших подчиненных, мол, известно, что деятели искусств люди склочные. Но могут ли о ней говорить одно и то же, не сговариваясь, люди из разных организаций, которые сталкивались с министром?

Но вернемся к филармонии. Даже после катастрофы она останется довольно прибыльным предприятием. Например, СМИ сообщали, что в 2006 году из областного бюджета заведению Краснощековой было выделено 6 млн руб., при этом оно само заработало 5 млн руб. В 2010 году казна выделила порядка 2 млн руб., а филармония заработала 8 миллионов. Эти цифры тогда серьезно обеспокоили главу минкульта Владимира Синюкова, который хотя и не заканчивал консерваторий, но прекрасно понимал, что получение прибыли - не главная задача культурной отрасли.      

«Казалось бы, я должен сказать «ура!», «молодец!». Но скажу: надо относиться к зарабатыванию денег осторожно. Ваша политика должны быть выстроена так, чтобы коммерческий интерес - вот прямо осмеливаюсь это говорить - не преобладал. Просветительский, творческий - вот приоритет. И если мы увидим, что эти «ножницы» будут и дальше сдвигаться за счет культурного обслуживания граждан Саратовской области, я вам скажу: оценка будет «двойка», - заявил он ей в декабре 2010 года на коллегии министерства.

Конфликты Светланы Краснощековой с артистами имели под собой в основном финансовую подоплеку. Эти странные деятели культуры постоянно ходили к ней в кабинет, и все время зачем-то требовали от нее денег вместо того, чтобы бескорыстно служить искусству. Общественности стали известны как минимум три столкновения Краснощековой с коллективами филармонии, которые привели либо к их развалу, либо к уходу из учреждения. А сколько там было скрытых противостояний, остается только гадать.

Таким образом, первый навык Светланы Краснощековой - это умение зарабатывать деньги на всем.

Что ж, деловая хватка - это признак успешного руководителя. Капиталисты, о которых писал Карл Маркс: эксплуатация = сверхприбыли, то же были успешными бизнесменами.

Ансамбль, которого не было

С конца 90-х годов в филармонии работал концертный коллектив арт-студия «ЮТА». В эту арт-студию входили талантливые ребята от 10 до 18 лет, которые вместе со своим руководителем Галиной Селиваной объездили много городов и стран, завоевали 23 высшие российские и международные премии. При этом им долгое время не платили зарплату, поскольку в штатном расписании арт-студии не было, числились они как свободные штатные единицы. Саму Галину Селиванову устроили в качестве художественного руководителя. Артистов успокаивали, что как только их внесут в расписание, то и зарплата пойдет, а сейчас она копится на счету. В 2002 году новое штатное расписание, действительно, появилось, но вместо арт-студии «ЮТА» там было обозначено просто словосочетание «эстрадная студия».    
«Когда они получили штатное расписание, они (это директор филармонии Михаил Брызгалов и его заместитель Светлана Краснощекова, - ред.) поменяли наименование, скрыв это от нас», - вспоминает Галина Селиванова.

Впоследствии это позволило им утверждать, что никакой «ЮТА» в штате филармонии не было. Когда худрук Галина Селиванова в очередной раз пришла к руководству за деньгами, ей заявили, что денег нет - «списали в расходы коллектива». Естественно, что такой ответ не устроил, женщина продолжила искать правду, и в 2003 году ее уволили из филармонии. Селиванова пошла с жалобой в прокуратуру, ведомство установило, что арт-студии, действительно, не платили зарплаты с 1999 по 2002 годы. Возбуждается уголовное дело, но затем последовал отказ в возбуждении.

«Следователи хорошо поработали, изначально все раскрутили по полной программе, нашли и деньги, которые нам рисовали. Потом уже стали прятать глаза и говорить: Галина Васильевна, вы все правильно делаете, продолжайте», - вспоминает Селиванова.

Выяснилось, что в филармонии таинственно пропали не только деньги «ЮТА», но и какие-либо документальные свидетельства того, что такой коллектив там был. На запрос прокуратуры предоставить трудовые договоры артистов, приказ о назначении Селивановой руководителем «ЮТА», Краснощекова (уже директор) отвечает, что документы были уничтожены: «согласно номенклатуре трудовые договоры в отделе кадров хранятся три года», хотя по законодательству они должны храниться 75 лет. Она отказалась также предоставить книгу приказов, заявив, что там содержится «коммерческая тайна».

«Она постоянно меняла свою позицию - сначала они пытались доказать, что я все заработанное получила, потом, когда выяснилось, что, если я получила зарплату, то я ее получила за какую-то работу, и когда она уже запуталась в своих показаниях, судья сказал ей: «Вы, в конце концов, определитесь, был коллектив или не было?» На что Краснощекова отвечает: «Мы сейчас подумаем, посовещаемся. Скорее всего, мы будем доказывать, что коллектива не было. У нас была прокуратура, была проверка, у нас все чисто», - продолжает свой рассказ руководитель ансамбля «ЮТА».

В итоге суд признал, что трудовых отношений у «ЮТА» и филармонии не было. Правда, есть бумаги, показывающие, что с 1998-го по 2001 годы на расчетный фонд филармонии от спонсоров для арт-студии поступило 480,6 тыс. рублей. Интересно, куда пошли эти средства?

Существует в этом деле еще один прелюбопытный документ - экспертиза Центра правовой информации СЮИ МВД от 2008 года, в котором эксперты признали, что существовал «трудовой характер возникших между истцами и ответчиком правоотношений, подтверждающих запланированность ответчиком выплаты заработной платы». По еще одному странному совпадению вузом тогда управлял будущий министр культуры области Владимир Синюков. Возможно, его критика Краснощековой на коллегии минкульта в 2010 году имела под собой более глубокие основания - он хорошо знал, как и на чем директор филармонии зарабатывает деньги.

К 2005 году коллектив распался, но Галина Селиванова, проигравшая 3 суда, до сих пор верит, что сумеет доказать свою правоту. Хотя и понимает, что шансы на это малы. «Это человек, который смело лжет, не опасаясь, что через 5-10 минут она будет разоблачена. И каким-то образом пока ей верят», - заключает директор «ЮТА».

Сейчас министр уверяет всех, что коллектив этот был, но давал концерты раз в год, гастролировал за счет родителей детей, и не о каких зарплатах не могло быть и речи. «Если человек пришел в филармонию, то он пришел не во дворец культуры, не дворец пионеров, это производство, который создает определенный вид продукции: концертный номер, концертную программу. И продает этот вид услуг, - объясняет Галина Селиванова. - А так как этот вид услуг исполняется именно одаренными детьми, то с ними наступают трудовые отношения. Получается, что продаются концерты, филармония получает доход и не выплачивает артистам зарплату».

Вместо «ЮТА» в филармонии появился «бесплатный» детский коллектив «Апельсин». Эту схему замены «платных» коллективов на «бесплатные» Светлана Краснощекова будет активно применять на посту министра культуры Саратовской области.

Второй навык Светланы Краснощековой - это умение не краснеть

«Зачем вам деньги?»

Еще одним коллективом, пострадавшим от Краснощековой и ее шефа Брызгалова стал театр «Балаганчикъ», отметивший в прошлом году свое 25-летие. Он влился в ряды филармонии в 1993 году в надежде на поддержку области, дальнейшее развитие и прочее, и прочее. Но надежды обернулись если не кошмаром, то постоянными конвульсиями. Бывший художественный руководитель, теперь просто артист муниципального театра «Балаганчикъ» Игорь Гладырев не любит вспоминать то время.
«Рабочие отношения начались, и они были ненормальные. Потом в какой-то мере это продолжилось, когда мы стали муниципалами и пытались продолжить сотрудничать с коллективами филармонии, такими как «Балаган». Хотелось это продолжить, но из-за возникшей стены они постепенно рассосались и рассыпались. Что для меня очень жалко», - вздохнул он.

«Вы не очень хорошо уживались с Краснощековой?» - уточнил корреспондент «4В».

«С Краснощековой? Мы с ней никак не уживались, из-за этого мы и вынуждены были уйти, - пояснил худрук. - Прежние руководители приглашали нас в филармонию как уже готовый театр, мы тогда уже более 6 лет существовали просто как театр. Нас пригласили, понимая, что специфика концертных организаций будет неизбежно конфликтовать в силу различия. Концертная организация, которой является филармония, существует по своим законам, театр по своим законам. Они все это понимали, поэтому мы были внутри филармонии, но некой обособленной структурой. А когда туда пришел директор Брызгалов, хотя до этого мы с ним замечательно работали, я понял, что он не понимает разницу между театром и концертной организацией. Ни Краснощекова, ни Брызгалов этого не понимали».

Проще говоря, руководители, как только могли, экономили на театре. Такое их странное поведение Гладырев объясняет тем, что и Краснощекова, и Брызгалов всю жизнь работали с музыкантами и не понимали, что театру требуются службы, отвечающие за свет, звук, ему нужна специальная площадка.
«Там вообще смешно все было. Они не понимали, зачем театру деньги. Когда возник нормальный рабочий момент постановки нового спектакля и я пришел со сметой к руководству, мне сказали: «Зачем?» - «Новый спектакль ставить». - «Зачем, тащите из дома всякое старье да и играйте себе на здоровье!» Эти слова привели меня в восторг. «Я понимаю, музыкантам нужно быть всегда в одинаковой одежде, а вам, театру-то что надо? Зачем вам деньги?» - вспоминает Гладырев слова Краснощековой.

В 2003 году театр стал муниципальным, а в 2006 году получил помещение в центре Саратова. И хотя артисты играют в переоборудованном подвале, это куда лучше, чем работать рядом со Светланой Краснощековой, считают они.

«Была ли Светлана Краснощекова эффективным менеджером?» - спросил корреспондент «4В».
«Эффективный менеджер делает все, чтобы развивать свой бизнес, свое производство. Светлана Владимировна вслед за Брызгаловым все это дело очень эффективно развалила. С моей точки зрения, она - никакой менеджер», - ответил худрук Игорь Гладырев.

Лишь два года правления Краснощековой в филармонии смог пережить замечательный квинтет духовых инструментов «Саратов-Брасс», который еще в 1990 году организовал Михаил Брызгалов. Они успешно гастролировали, были очень любимы публикой и областной властью, но в какой-то момент вдруг остались без работы.

«И вот сидим мы без работы месяц, второй, третий, и нам начинают задавать вопросы: а почему вы не работаете? Администрация филармонии говорит: «А вы нам больше не нужны, потому что вы не пользуетесь спросом», - рассказывал в 2010 году «4В» бывший руководитель ансамбля Константин Барков. Он вынужден был уехать из Саратова и сейчас трудится главным дирижером Липецкого симфонического оркестра.

Потом у квинтета «Саратов-Брасс» отобрали помещение, и в 2005 году коллектив в полном составе уволился из филармонии. Этих музыкантов нельзя было упрекнуть в убыточности - они зарабатывали хорошие деньги. По мнению Баркова, Краснощекова «выживала» их по приказу Михаила Брызгалова, которого музыканты в свое время выгнали из квинтета. «В этом деле она была марионеткой - просто подчинялась указам, которые поступали из минкульта от Брызгалова», - сказал он, пояснив, что последнего «попросили» из-за его постоянной занятости.

Третий навык Светланы Краснощековой - это гибкость.

Кстати, эта гибкость помогла ей в 2012 году, когда в Саратовской области менялась власть. Директор филармонии быстро перестроилась и публично раскритиковала уходящего Павла Ипатова. Дескать, «это необходимость», губернатор «дистанцировался от деятелей культуры» и прочее. Она «слила» своего бывшего патрона, который в свое время сохранил за ней место директора филармонии после позорного пожара, оставившего город без нормальной концертной площадки.  Понятно, что Краснощекову тогда прикрыл глава минкульта Михаил Брызгалов, но и Ипатов явно благоволил к ней.

Огненный директор

Пожар в филармонии произошел 8 лет назад, с тех пор были написано сотни статей, проведены экспертизы и наказаны виновные, но у общественности до сих пор остаются вопросы. Прежде всего, людей удивляет то, что после разрушительного пожара директор этого учреждения не только не лишилась места, но еще и стала министром культуры. Например, Валерия Райкова уволили вскоре после возгорания в ТЮЗе. Сложно сказать, насколько это решение было справедливым, но тогда оно выглядело логичным. Капитан отвечает за пожар на судне, даже если устроил его не он. В случае же с филармонией наказание понес лишь несчастный главный инженер - его оштрафовали на целых 10 тысяч рублей. И это за сожженный зал на 530 мест и дорогие музыкальные инструменты общей стоимостью 1,2 млн руб. По официальной версии, возгорание произошло из-за того, что один из софитов на южной стороне сцены взорвался, огонь перешел на сценический задник и затем распространился по залу. Отчего же Светлана Краснощекова не приобрела для своего учреждения задник из огнеупорной ткани, как того требуют правила? Неужели снова сэкономила? Ответов нет и, судя по карьерному росту Светланы Владимировны, их и не будет.

Если личные навыки Краснощековой помогали ей крепко держаться за кресло директора саратовской филармонии, то в кресле министра культуры их оказалось явно недостаточно. Довольно быстро стало видно, что она - птица не того масштаба, ей бы и дальше экономить на костюмах для артистов и декорациях, а не руководить целой отраслью культуры.   

Читайте в следующем материале о том, когда саратовская культура повторит судьбу саратовской филармонии, почему министр Краснощекова ставит на детей и гармошки и чем она сумела понравиться губернатору Радаеву.

Не пропустите главное - подпишитесь на Telegram-канал Подписаться

минкультуры, правительство Саратовской области, Светлана Краснощекова

Двое саратовцев обещали таможенникам взятку 190 млн рублей. Вынесен приговор

Двое саратовцев обещали таможенникам взятку 190 млн рублей. Вынесен приговор

В Саратове расторгли договор с подрядчиком по уборке набережной

В Саратове расторгли договор с подрядчиком по уборке набережной

По два в день. В Балакове продолжают гореть расселенные дома

По два в день. В Балакове продолжают гореть расселенные дома

Популярное
наверх