31 октября 14:30 в Саратове +8,6°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Мастер тюремных дел

Александр Гнездилов успешно «штурмует» московские кабинеты и не сегодня-завтра избавится от приставки «врио» заместителя начальника ФСИН России. Но, быть может, кадровые службы федерального ведомства пристальнее изучат этапы большого пути тюремного начальн

12:58, 16 мая 2014 Автор: Ирина Лукоянова

Все выше, и выше, и выше поднимается по карьерной лестнице генерал, за которым тянется широкий и дурно пахнущий шлейф скандалов. Репутация у него подмоченная, а срок службы исправно продлевается. Александр Гнездилов успешно «штурмует» московские кабинеты и не сегодня-завтра избавится от приставки «врио» заместителя начальника ФСИН России. Но, быть может, кадровые службы федерального ведомства откроют глаза пошире, пристальнее изучат этапы большого пути тюремного начальника. Еще есть время, чтобы прервать восхождение к вершинам служебной карьеры генерала с сомнительной, на наш взгляд, репутацией.

Роковая колония

Александр Гнездилов возглавил Управление ФСИН по Саратовской области в 2010 году, сменив на этой должности Леонида Шостака. Тот тоже не славился отменной репутацией, и потому большие надежды возлагались на нового начальника. Но тщетно. Гнездилов прибыл из Орловской области, где 3 года руководил тамошним УФСИНом.  «Гнездилов - мастер тюремных дел» - такую характеристику дал ему тогда депутат Орловского облсовета, бывший первый вице-губернатор области Павел Меркулов, прокомментировавший «Коммерсанту» новое назначение. Тогда же издание сообщило, что «возглавлявшуюся Александром Гнездиловым структуру местные наблюдатели не раз обвиняли в фабриковании уголовных дел против заключенных».
 И вот с таким шлейфом он был отправлен на повышение (тюремная инфраструктура в Саратовской области значительно превышает Орловскую).

Неприятности у нового начальника в Саратовской области начались буквально через несколько недель после вступления в должность. К обязанностям Александр Гнездилов приступил в конце февраля 2010 года, а 2 апреля в колонии №13 в Энгельсе осужденные  совершили попытку массового суицида. Тогда ЧП посчитали провокацией против нового начальника, который якобы начал наводить новые порядки.

Колония №13 - одна из самых знаменитых в России. В ней отбывал наказание писатель Эдуард Лимонов. Она считалась образцово-показательным учреждением пенитенциарной системы губернии, но при Гнездилове стала вечным очагом напряженности.

В январе 2011 года в исправительном учреждении сменилось руководство. По неофициальной информации, начальник колонии Олег Новиков и еще двое сотрудников незаконно изымали из дел взыскания, полученные «особыми» осужденными за время пребывания под стражей. Такие действия помогали создать «чистую» историю и возможность получить этим заключенным условно-досрочное освобождение (УДО).

Колонию возглавил Вадим Бочкарев. Именно при его руководстве и произошла самая резонансная трагедия последних лет в саратовском Управлении.

Конечно, случались ЧП и в других исправительных учреждениях. В частности, осужденный Иванов пожаловался на избиения и иные незаконные меры физического воздействия. Правда, во время проверки от своих слов отказался, но пожаловался, что сотрудники ЛИУ-3 в Балашове провоцируют конфликты среди осужденных.

«Извинений не будет»

Однако настоящий скандал российского масштаба случился все-таки в ИК-13. 27 апреля 2012 года в штрафном изоляторе колонии был обнаружен труп Артема Сотникова. Первой версией, выдвинутой сотрудниками саратовского УФСИН, - 24-летний осужденный скончался от острой коронарной недостаточности. Но скрыть следы побоев, переломов не удалось. Мать погибшего - Лариса Сотникова - не испугалась давления, которое на нее оказывали. И ее обращения, прежде всего к СМИ, не позволили замолчать преступление. Женщина рассказывала о том, как обращались с ее сыном: «Его пытали электрошокером, на теле остались следы, били по пяткам, сломали копчик, по сути, переломив человека на две части - у меня есть фотографии, где все это видно и зафиксировано. Я их сделала в морге, когда мне предоставили тело».

Благодаря настойчивости Ларисы Сотниковой, ее бескомпромиссной борьбе  и поддержке СМИ дело не смогли замолчать.

Примечательно, что колонии области регулярно навещала уполномоченная по правам человека Нина Лукашова, но нарушений никогда не замечала. Впрочем, в активной правозащитной деятельности Нину Федоровну никто за время ее нахождения на этом посту не подозревал.

По факту гибели осужденного было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего), установлены участники избиения заключенного. Пять сотрудников колонии №13 стали фигурантами уголовного дела и были взяты под стражу.

Как же вел себя в этой ситуации начальник УФСИН Александр Гнездилов? К моменту случившейся трагедии он уже стал генерал-майором внутренней службы. 23 февраля 2011 года он получил это звание Указом тогдашнего президента Дмитрия Медведева.

В общем, логично, что начальник УФСИН собрал пресс-конференцию. Но говорил он на ней не о просчетах ведомства, допустивших трагедию, не про кадровые промахи, ни про садистов в погонах. Нет, Александр Гнездилов решил собрать представителей СМИ, потому что «в отношении известных событий ИК-13 нагнетаются определенными силами ненужные страхи, распространяются слухи, домыслы». «Чтобы поставить все точки на i, мы с вами переговорим, - объяснялся тюремный начальник. - Вы все прекрасно знаете о событиях, которые произошли 27 апреля, когда в камере штрафного изоляторе был обнаружен труп осужденного. На место выезжала следственная группа СК, она и сейчас работает. Возбуждено уголовное дело по признакам статьей 111 и 286. Задержаны два сотрудника, которые сейчас находятся в ИВС. Но та волна, которая пошла вслед за этим, во многом необъективна. Поймите правильно: все сделано в исправительных учреждениях для того, чтобы создать нормальные человеческие условия для отбывания наказаний. Многое делается для улучшения питания, но вот этот момент я бы вас попросил излишне не драматизировать. Я понимаю боль близких погибшего Сотникова, но эти факты всегда требуют перепроверки, вдумчивого анализа».

Журналисты тогда же спросили у генерал-майора: последуют ли извинения перед семьей погибшего заключенного? «Мы живем в демократическом государстве. Вся наша жизнь регулируется нормами законодательства. Пока не доказана вина сотрудников, мы будем говорить о том, что действия наших сотрудников находятся в стадии проверки и окончательное решение примет суд. Пока вина не доказана (а наши сотрудники выполняли служебный долг). Ни для кого не секрет, что 25-го к Сотникову была применена физическая сила, 27-го он скончался. Извинений перед семьей Сотникова не будет, надо доказать факт виновности наших сотрудников».

Резкий отказ от простого и по-человечески понятного поступка - принести извинения - тогда многих неприятно поразил. И проявил сущность главного саратовского тюремщика. А продолжившаяся череда вопиющих случаев в различных ИК уже никого не удивляла.

Понятно, что в исправительные учреждения попадают не божьи одуванчики, а люди, в основном - за тяжкие преступления. Но ведь исправление не предусматривает пытки и убийства. К тому времени уже было понятно, что Сотников погиб не от сердечного приступа и не от падения с лестницы. И сам Гнездилов не отрицал причастность сотрудников ИК к гибели заключенного. Помешала пресловутая «честь мундира»? Может быть. Но там же, на пресс-конференции, начальник Управления на вопрос собирается ли он подавать в отставку, если суд установит виновность его подчиненных в смерти человека, заявил: «Моя судьба зависит от волеизъявления вышестоящего руководства. Я достаточно послужил уже и никогда не боялся ответственности. Если сотрудники будут признаны виновными, я приму решение».

Суд над бывшими сотрудниками 13-й колонии завершился 11 апреля 2014 года. Судья Энгельсского райсуда Юлия Болгова назначила обвиняемому Николаю Четвертных, бывшему старшему инспектору отдела ИК-13,  12, 5 лет лишения свободы, инспектору Константину Данилову - 10 лет, бывшему и.о. начальника отдела безопасности Константину Серову - 11,5 лет,  бывшему инспектору-дежурному по производственной зоне Михаилу Бобряшову - 9 лет, оперуполномоченному колонии Дмитрию Павлову - 9 лет. Кроме того, их лишили специальных званий.

Кстати, в ходе судебных разбирательств выяснилось, что в марте 2012 года и.о. начальника отдела безопасности, старший инспектор и инспектор отдела безопасности причинили телесные повреждения другому заключенному, а в апреле того же года старший инспектор отдела безопасности применил физическое насилие «к иному лицу, отбывающему наказание в ИК-13».

Кроме громкого дела убийства Артема Сотникова были и другие скандалы в саратовском УФСИНе. На побои жаловались заключенные в Пугачевской колонии №4.

Во время расследования «дела Сотникова» мать погибшего сообщала об избиениях свидетелей по делу ее сына. По словам Ларисы Сотниковой, к этому был  причастен новый руководитель ИК-13 Андрей Аношин, назначенный вместо переведенного в ИК-33 Вадима Бочкарева. Женщина приводила фамилии пострадавших, рассказывала, что некоторым осужденным сломали ребра.

ИК-33 - также скандально известная этой колония, о порядках которой много писалось.

Как дослужиться до Москвы

Одним словом, складывалось впечатление, что выводов из трагедии в руководстве регионального УФСИН не сделали. Но от обвинительного приговора по убийству Сотникова отмахнуться было непросто. После судебного вердикта пришло время Александру Гнездилову извиняться перед семьей и принимать решение о соответствии занимаемому креслу.

«Чувства родственников мне понятны. Но мы с вами созданы не для того, чтобы наши эмоции превалировали над нашим сознанием», - сказал в 2012 году на памятной пресс-конференции главный саратовский тюремщик. Он не стал впадать в лирику, а сумел улизнуть в Москву. По официальной версии - в служебную командировку.

Александр Гнездилов прекрасно понимает, что в Саратове в покое его не оставят. Депутат Госдумы от ЛДПР Антон Ищенко публично призывает отправить его в отставку. Здесь же Лариса Сотникова, не простившая уфсиновцам гибель сына.

Но почему же служебное фиаско генерал-майора не замечают в Москве? Получается, что лучшее портфолио для продвижения по службе тюремщика - это убийства, избиения, унижения осужденных?  В советское время существовала номенклатурная кадровая политика, когда «своих» не сдавали, а тихо переводили на новую работу и куда-нибудь подальше. Случай с Гнездиловым странный - он идет на повышение. Пока временно исполняет обязанности заместителя начальника ФСИН. Вчера в Кемерово вручал знамя областному УФСИН. На фотографиях выглядит вполне браво и представительно. Неужели в кулуарах объясняет подчиненным, как можно лихо выйти сухим из воды из самых щекотливых ситуаций?

Саратовский правозащитник Виктор Синаюк, узнав о блестящем продвижении по служебной лестнице Гнездилова, не скрывал изумления. «Бред какой-то! Теперь он сможет влиять на политику в данной сфере не только в масштабе региона, но и всей России, то есть ухудшение положения теперь будет по всей России - весь свой омерзительный опыт он передаст другим. Я вижу полное отсутствие логики и игнорирование общественного мнения по этому поводу», - заявил он.

Но если у генералов ФСИН есть круговая порука и они, как говорится, «своих не сдают», необходимо вмешательство руководства министерства юстиции. Его возглавляет бывший полпред в ПФО Александр Коновалов. У него репутация законника и государственника. Нужны ли государству такие «мастера тюремных дел», как генерал-майор Гнездилов. И не испортят ли они его имидж?


 

Александр Гнездилов, УФСИН

Володин побывал в строящемся Парке покорителей космоса

Володин побывал в строящемся Парке покорителей космоса

В Саратовской области коронавирусом заразились еще 196 человек. Всего 20513

В Саратовской области коронавирусом заразились еще 196 человек. Всего 20513

Губернатор раскритиковал некачественное строительство домов для сирот в Петровске и Аткарске

Губернатор раскритиковал некачественное строительство домов для сирот в Петровске и Аткарске

Популярное
наверх