31 октября 14:54 в Саратове +9,1°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Своих не сдаем?..

События на Украине, присоединение Крыма к России вызвали в нашем обществе небывалую волну российского, русского патриотизма. Власти «вдруг» чудесным образом вспомнили о нуждах и бедах соотечественников.

09:00, 11 апреля 2014 Автор: Иван Куреньков, политолог

События на Украине, присоединение Крыма к России вызвали в нашем обществе небывалую волну российского, русского патриотизма. Власти «вдруг» чудесным образом вспомнили о нуждах и бедах соотечественников, в том числе более 20 миллионов русских людей, кто не по своей воле и вопреки итогам всесоюзного референдума от 17 марта 1991 года о сохранении СССР оказался  на территориях бывших союзных республик,  ныне суверенных государств.

Недавно спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, выступая на одном из федеральных телеканалов по крымской теме, возмущалась небывалым  разгулом  «русофобии, антирусской пропаганды» в зарубежных средствах массовой информации. А ещё сказала: «Мы никогда своих не сдавали, не сдаём и не будем сдавать!».

Честно говоря, двойственные чувства овладели мной в тот момент. С одной стороны, гордость, а с другой - неловкость. А точно ли, засомневался я,  насчёт «никогда и никого», в смысле «своих»?..
Болевая тема унижения самосознания русских людей на Украине сейчас у нас обсуждается широко. И это правильно. Но мне представляется важным, чтобы наши власти, общественные деятели, правозащитники не забывали об аналогичных проблемах унижения человеческого достоинства, национального самосознания миллионов русских людей, живущих в других бывших республиках канувшего в Лету Советского Союза. И прежде всего в Казахстане - другом нашем ближайшем соседе. В конце концов, не только нефть, газ, Байконур и прочие экономические интересы должны двигать властями России во взаимоотношениях с казахстанским политбомондом. Ведь, признав себя в 1992 году  преемницей СССР,  Россия помимо прав и обязанностей международного характера, на мой взгляд, невольно взвалила на свои плечи историческую ответственность за  мгновенно разделённый национальными границами русский народ. 

Назарбаев и «русский вопрос»

Так получилось, что вот уже более четверти века Казахстаном бессменно правит Нурсултан Назарбаев - бывший  руководитель республиканского правительства (1984-1989 годы), первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР (1989-1991 годы), а ныне фактически пожизненный президент страны (с 1990 года), «Лидер Нации» («Елбасы», с 2010 года), наделённый неограниченными полномочиями и привилегиями (видимо, поэтому наречённый оппонентами «суперханом»). Назарбаев был очень дружен с Борисом Ельциным, а сейчас питает тёплые симпатии к нашему теперь уже трижды  президенту страны Владимиру Путину. В российской официальной прессе долгие годы Назарбаева позиционируют исключительно как «мудрого политика», а негативных сторон его долголетнего правления предпочитают не замечать. Например, массового оттока русского и русскоязычного населения из вроде бы благополучного Казахстана, стремительного, по историческим меркам, темпа построения  фактически мононационального государства в многона-циональной стране.

Накануне распада СССР в Казахстане, согласно официальным данным, проживало 6,5 млн казахов (40,1%) и 6,2 млн русских (37,4%), то есть их численность была почти сопоставимой. К 1999 году, когда проводилась очередная перепись населения,  количество русских сократилось до 4,4 млн человек, а казахов - увеличилось  почти до 8 млн человек (за счёт высокой рождаемости и переселения «оралманов» - казахов из других стран СНГ и дальнего зарубежья, прежде всего Монголии  и Китая). На январь 2014 года, согласно официальным данным, в Казахстане проживает 17,1 млн. человек, в том числе: более 11 млн казахов (64,3%) и 3,7 млн русских (21,6%). Таким образом, за годы суверенизации Казахстан покинули 2,5 млн русских людей, а по неофициальным данным - около трёх миллионов, большая часть из которых  перебралась на постоянное место жительства в Россию. Такими же высокими темпами шёл отток из Казахстана представителей других национальностей, прежде всего - украинцев, белорусов, немцев, татар.

Кстати, если в советское время предметом особой гордости  казахстанских властей считалось проживание на территории этой союзной республики  («лаборатории дружбы народов») людей более 150 национальностей, то сейчас чаще говорится о «более 100». Так ли это на самом деле - сказать трудно, ведь в Казахстане есть своеобразные  нюансы  отношения властей к статистике. Вот, например, что говорится по этому поводу в книге «Геноцид. Русские в Казахстане: трагическая судьба» (Авт. Кол.-в. Москва, 2001. С. 67): «…По данным экс-премьера Казахстана А. Кажегельдина, в последнюю казахстанскую перепись, узнав о наличии в стране всего 12 млн граждан из ожидаемых 16, власти (сам Назарбаев?) тоже пришли в ужас и велели припи-сать пару миллионов, хотя бы до 14»…

Причины массовой эмиграции «некоренного» населения Казахстана связаны с комплексом факторов, главным из которых является стремительная «казахизация» - курс  на построение казахского национального государства, где прочим этносам, в том числе второму по численности - русскому,  отво-дится роль этнических диаспор. Уже в декабре 1991 года в казахстанском законе о государственной независимости был закреплён постулат, что «…ядром народного суверенитета в Республике Казахстан является суверенитет казахской нации». Чуть позже казахский язык конституционно был закреплён единственным государственным языком. И это в многонациональной стране, где более 90% населения на тот момент могли читать и писать на русском языке. Сначала ему придали некий аморфный статус «языка межнационального общения», а затем «официального», который якобы может употребляться наравне с государственным в госучреждениях и органах местного самоуправления. Всё население Казахстана в жёсткой форме обязывалось срочно выучить государственный язык к 1996 году. Шли постоянные предупреждения о предстоящем переводе всего делопроизводства  на государственный язык. Началась поголовная кадровая дискриминация по национально-языковому принципу, махровым образом расцветал бытовой национализм. Русскоязычное население ответило на подобную национальную по-литику правящего режима массовым оттоком за рубеж, пик которого пришёлся на 1993-1994 годы.  Тогда Казахстан покинули  свыше 800 тысяч человек, большую часть из которых составили русские.

Так как среди них преимущественно были высокопрофессиональные специалисты, рабочие, люди с активной жизненной позицией, это тут же пагубно отразилось  на ситуации в экономике. Назарбаев спохватился и в середине 1994 года, выступая в парламенте страны, провозгласил «новый курс» в  области межнациональных отношений: «забегание и перегибы в государст-венной языковой политике должны быть изжиты принятием нового закона о языке», «…принятие новых программ будет означать исчезновение дискриминации по языковому принципу и полное равноправие двух языков»… С тех пор прошло ровно 20 лет, но воз, как говорится, и ныне там. Российскую империю, СССР, Россию, а зачастую вместе с ними и всех русских, продолжают демонизировать в казахской научной литературе, учебниках, средствах массовой информации, официальных документах, обвиняя и клеймя в «колонизации», «оккупации», «голодоморе»,  «геноциде казахов» и пр. Зато встречи российских официальных делегаций всегда проходили и проходят «в тёплой, дружественной обстановке». Проблема «русского вопроса» в Казахстане продолжает замалчиваться обеими сторонами, либо «спускается на тормозах».

Немудрено поэтому, что г-н Назарбаев продолжает говорить публично одно, а делать противоположное. Например, на прошедшей в апреле прошло-го года сессии Ассамблеи народа Казахстана (АНК; с 1995 по 2007 годы - Ассамблея народов Казахстана) «Стратегия «Казахстан-2050»: один народ - одна страна - одна судьба» он заявил, что: «…за годы независимости респуб-лика выработала свою уникальную модель межэтнического единства…», «…на новом этапе развития АНК на первый план выходят задачи укрепления и роли казахского народа в процессе национального единства…», «…казахский народ выступает как мощное историческое ядро национально-государственной общности для всех этнических, социальных групп…» и т.д. Вот такая она  «уникальность» межэтнического единства, такое  вот «равенство» всех граждан, народов и прочих «диаспор» по-казахстански…

Ещё более любопытно и прямолинейно высказался по этому вопросу в ноябре прошлого года на расширенном Совете АНК один из видных идеологов казахского национализма и русофобии,  государственный секретарь Республики Казахстан  (с 11 февраля 2014 года - посол Республики Казахстан  в Российской Федерации) Марат Тажин. «…Расплывчатая, нечёткая, неясная национальная политика в соседней России породила «бирюлёвский синдром», который в принципе не должен иметь место в федеративном государстве, к тому же провозгласившем движение к демократии, - заявил  он. - И, тем не менее, этот негативный синдром порождён в бывшей метрополии экономическим, демографическим и идеологическим факторами, которые вкупе базируются на имперской ментальности русского народа, неизбежно ведущей к ксенофобии». Зато, по мнению М.Тажина, «…в унитарном Казахстане с первых дней строительства новейшей государственности была провозгла-шена национальная политика на основе равенства всех граждан и межнационального согласия».

«Чемодан - вокзал - Россия» ? Или…

Ну, что здесь скажешь? Лукавят, ох и лукавят высокопоставленные казахские чинуши насчёт того же «равенства». Это в Республике Крым, вошедшей недавно добровольно в состав России в качестве  нового субъекта Федерации, мудро заявлено о наличии там теперь трёх государственных языков - русском, украинском и татарском. А вот русским людям - второму  по численности народу в Казахстане, и ещё миллионам (более 80%) русскогово-рящим представителям других наций, включая и «титульную» казахскую, иметь на своей родине в качестве второго государственного языка русский язык - власти не разрешают. Кстати, в Финляндии, Бельгии, Канаде действуют по два государственных языка,  в Швейцарии - три. Как известно, в России, наряду с русским государственным языком, в республиках действуют ещё 37 госязыков. Например, в Дагестане вместе с русским их 14. 

Как человек, сам родившийся и проживший в Казахстане четыре десятилетия, вплоть до вынужденного переезда в 2001 году с семьей в Россию (именно «по политическим мотивам»), знаю - если бы назарбаевский режим был действительно политически мудрым, в равной степени ставил во главу угла интересы и права всех граждан Казахстана, а не только «коренного народа» - казахов, такого массового оттока людей, униженных и оскорблённых клеймом «второсортности», там не было. Я хорошо помню и никогда не забуду разгул казахского национализма на заре и в середине суверенизации, когда главным «рецептом» для несогласных с назарбаевской национальной политикой русских людей был лозунг: «Чемодан - вокзал - Россия!»…

И хотя массовый отток русскоязычного населения из Казахстана в последние годы заметно уменьшился, но он не иссяк. Допустим, за последние три года Казахстан в среднем ежегодно покидали порядка 20 тысяч русских, в основном направляясь в Россию. Официальная казахская пропаганда утверждает, что причины миграции лежат исключительно в стремлении русских «найти место получше». Но это неправда. Вот, к примеру, о чём свидетельствуют недавние опросы выезжающих за рубеж граждан Казахстана, проведённые  активистами республиканского славянского движения «Лад» (созданного в 1992 году в противовес ряду казахских националистических движений и общественных организаций).  Более 30% опрошенных (преимущественно люди 25-30 лет) объясняют свой отъезд причинами политического характера: дискриминационной национальной и языковой политикой казахстанских властей по отношению к русскоязычному населению страны. Порядка 15% респондентов заявили, что уезжают для воссоединения с семьями, к родственникам, проживающим в России. Около 55% опрошенных мотивировали свой отъезд социально-экономическими факторами: нехваткой работы, отсутствием перспектив карьерного роста, ухудшением среднего и высшего образования, сокращением  до минимума (1-2 часа в неделю) в большинстве школ изучения русского языка, сокращением и снижением качества медицинского обслуживания, ростом цен и тарифов на жилищно-коммунальные услуги; сельские жители - ухудшением ситуации на селе.

Тенденция неуклонного вытеснения русских из Казахстана, скорее всего, будет продолжаться. Ведь русский язык, по мнению тамошних горячих голов, препятствует  «повсеместно-скоростному»  внедрению казахского языка. Видимо не избежать и тотального перевода всей документации на государственный язык. Да ещё будоражит умы объявленная Назарбаевым реформа казахского алфавита - перевод с кириллицы на латиницу, которая должна завершиться к 2025 году. И запущенная Назарбаевым в феврале текущего года «мина замедленного действия» - идея  переименования  Казахстана в «Казак ели» («Земля казахов»). А ещё, как своеобразный отклик на последние украинские события, широкие дебаты о возможном переселении в три северные области Казахстана, граничащие с Россией, до 300 тысяч казахов с юга страны и Китая…  При таком «раскладе»  прогнозы некоторых аналитиков о том, что Казахстан через 10-15 лет станет полностью казахским, запросто могут оправдаться.

Что в этих условиях может сделать Россия, используя дипломатию и прочие легитимные меры воздействия? Помимо того, что она слабенько уже пытается делать с 2006 года, запустив малобюджетную, не до конца продуманную, «буксующую»  госпрограмму по переселению «Соотечественники»? Всего в её реализации с 2007 года были  задействованы 12 субъектов Федерации, сейчас - более 50. В прошлом году, согласно официальным данным,  на эти цели потрачено 1,3 млрд рублей,  в текущем году обещают  выделить побольше.  За  семь лет  ею воспользовались более 135 тысяч человек, значи-тельная часть из которых - бывшие жители Казахстана. Но основная масса соотечественников всё-таки  переселяется и обустраивается в России самостоятельно.

Прежде всего, российским и казахстанским властям надо учитывать тот факт, что при наличии благоприятных не только экономических, но и политических, межнациональных, языковых условий большая часть русских и русскоязычных граждан Казахстана не продолжала бы «сидеть на чемоданах», а спокойно проживала на своей новой-старой родине, трудилась и растила детей, уверенно смотрела в будущее. Но для этого, как минимум, казахстанским властям надо перестать размахивать «языковой дубиной»,  остановить  усиливающуюся политизацию вопроса казахского языка.  Положить конец нарушениям в сфере языкового законодательства и реально обеспечить русскому языку статус «официального», формально определённый ему Конституцией РК, а в идеале - наделить русский язык статусом второго государственного языка. Необходимо также создание механизма полноценного участия русского населения в общественно-политической жизни страны, откуда оно было искусственно практически вытеснено. Прекратить, наконец, казахским националистам демонизировать Россию и русских людей, переписывать нашу общую почти 300-летнюю историю в угоду сиюминутным интересам  плутократии.

Казахстан, мажнациональные отношения, Россия, русский язык, соотечественники

Володин побывал в строящемся Парке покорителей космоса

Володин побывал в строящемся Парке покорителей космоса

В Саратовской области коронавирусом заразились еще 196 человек. Всего 20513

В Саратовской области коронавирусом заразились еще 196 человек. Всего 20513

Губернатор раскритиковал некачественное строительство домов для сирот в Петровске и Аткарске

Губернатор раскритиковал некачественное строительство домов для сирот в Петровске и Аткарске

Популярное
наверх