7 апреля 05:46 в Саратове −2,7°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Некультурная история

Между библиографом-журналистом и дирекцией Радищевки произошел раздрай

09:00, 4 февраля 2013 Автор: Георгий Балаков, Артем Правдин

Между библиографом-журналистом и дирекцией Радищевки произошел раздрай

Главный редактор журнала «Общественное мнение» Алексей Колобродов обратился с открытым письмом к руководителю саратовского регионального отделения Союза журналистов России (СЖ) Лидии Златогорской с призывом предать гласности историю травли сотрудника Радищевского музея Дмитрия Ульянова. Основание для защиты - Ульянов является внештатным автором нескольких газет.

Так как Лидия Николаевна находится в командировке, главный редактор газеты «Четвертая власть», будучи также заместителем председателя регионального СЖ поручил своей редакции разобраться в ситуации. Вот что «4В» удалось выяснить.
«Четвертая власть» связалась с библиографом Дмитрием Ульяновым и выслушала его версию произошедшего.
«Я работаю в музее с 1989 года. Сначала экскурсоводом, затем в отделе хранения книжного фонда. Последние годы в должности библиографа. Все было не плохо, однако в канун Нового года до сотрудников стали доноситься новые циркуляры регионального минкульта о прибавках к зарплате благодаря сэкономленным средствам от выживания неугодных. По сути, я стал одним из таких. Масло в огонь подлил мой конфликт с  непосредственным руководителем отдела библиотеки музея Натальей Стародубцевой», - пояснил собеседник издания. 

Выяснилось, что ссора произошла на бытовой почве. В адрес библиографа  прозвучали крепкие слова. «Сами понимаете, выяснение отношений подчиненного с начальником не очень хорошо заканчивается. Если конечно последний не кристально чистый и благородный человек. А дальше все посыпалось одно за другим. Мне лишь коллективно не нагадили за стол. Хотя я полагаю, если гражданин поступил подло, назвать подлецом его всего лишь аутентично содеянному. На меня пожаловались в службу безопасности. Начальник которой, пришел и заявил, что я обзываю и угрожаю коллегам. И в следующий раз меня даже выведут под руки, хотя я спокойно сидел за столом и с ножом на людей не бросался.  
Все это повлекло всяческие нарекания в мой адрес. Якобы не выполнил план, начались разговоры о том, что я ничего не делаю. Мне отключили Интернет по работе. Потом выкинули из локальной сети. Поскольку я второй раз позволил себе сказать во всеуслышание, что со мной происходит. Вчера, когда меня не было на работе, был полностью отформатирован мой компьютер. Удалили абсолютно всю информацию, которая была. Происходит все молча, по-воровски. За 23 года работы здесь я не заслужил такого отношения к себе. В общем, меня плавно ведут к тому, чтобы я написал заявление об увольнении по собственному желанию. Поскольку за такие деньги работать будет крайне сложно».    

Наш собеседник отметил, что раньше был журналистом. Любил писать на темы культуры: изобразительного искусства и академической музыки. Опубликовал порядка 50-ти материалов в центральной (газета «Культура») и местной прессе (газеты «Саратов» - в разных инкарнациях этого издания; «Богатей», «Новые времена», «Саратовский репортер», журнал «Общественное мнение»).
По словам Ульянова, за январь он с недельной задержкой получил аванс в размере 3 тыс. 500 рублей. «За декабрь я получил 12 тыс. рублей, за вычетом 13-й зарплаты и премии, а вот январь уже замечательным образом усечен в 2 раза. Полагаю, что больше 7 тыс. рублей не набежит, а может, и того меньше», - отметил Дмитрий.

Известно, что 44-летний мужчина является вдовцом. Последние несколько лет воспитывает 12-летнюю дочь. «Причем моя жена раньше работала в Радищевском музее. Мы здесь познакомились. Так что все об этом прекрасно знают. Директор учреждения Тамара Гродскова никак не реагирует на имеющийся произвол. Я с ней общался со скрипом перед самым Новым годом. Ничего существенного из этого не вышло».

***
Непосредственный начальник Ульянова, заведующая отделом хранения книжного фонда Радищевского музея Наталья Стародубцева рассказала нашему журналисту свое видение конфликта. «Претензии к Ульянову у нас возникли в конце прошлого года, когда от него потребовали отчитаться о проделанной за год работе (как и остальных сотрудников). Ульянов сказал, что ничего не сделал. Потом он все-таки решил немного поработать, и какую-то часть мы заставили его сделать. Он должен работать круглый год, но он, по всей видимости, решил, что это ему не нужно. Так не должно быть, у нас все работают. Он должен за год ввести в электронный каталог (система ИРБИС) 300 книг, а ввел 140».

По словам Стародубцевой, на все уговоры начать выполнять свои служебные обязанности Ульянов отвечал: «Ни хочу. Вам надо - вы и работайте. И все это сопровождалось очень сплошной грубостью и нецензурщиной. Да, возможно, человек вспыльчивый, у него беда (вдовец, воспитывает дочь), но для него были созданы все условия для работы здесь. Ему дали хорошую зарплату, ему разрешали в рабочее время подрабатывать где-то еще. Но ты работай, ты относись к коллективу соответственно».

«Не твое собачье дело, я не обязан перед тобой отчитываться», - такие высказывания он регулярно позволял в мой адрес. Мы старались не заострять на этом внимание, понимая его положение. По роду деятельности ему Интернет не нужен, ему это все было предоставлено, пока он не стал заходить на порно-сайты», - отметила она.
«Ни о каком увольнении речи не шло. Человека просто хотели заставить работать», - подытожила начальник музейной библиотеки, добавив, что Ульянову, не смотря на отсутствие высшего образования, выплачивалась зарплата выше, чем коллегам с научной степенью.

***
Касаемо заявлений Ульянова о том, что причиной всей травли в его адрес стал бытовой конфликт со Стародубцевой, директор Музея Тамара Гродскова сообщила следующее: «У нас нет бытовых конфликтов, у нас есть рабочий конфликт, когда человек не выполняет основные функции своей работы. Приходит тогда, когда захочет, уходит тогда, когда захочет. Подведение итогов прошлого года показало, что им не выполнена основная часть работы. Никто его выгонять не собирался. Более того, мы всегда помогали ему, его дочери. В нашем музее никто никого не травит, это не принято в нашем коллективе. За всю историю музея таких случаев не было никогда, и, я надеюсь, больше не будет. Это уникальное поведение, просто уникальное. Человек занят не музейными делами. Его план работы не был перегружен, но даже то маленькое, что от него требуется, он даже этого не хочет выполнять и делает это демонстративно».

При этом директор учреждения также отметила, что Интернет у Ульянова был отключен за то, что он в рабочее время заходил на порно-сайты. «Это у нас документально доказано. Это не мы придумали. Во время рабочего дня смотрел в присутствии молодых сотрудниц. Не стеснялся! Есть служебные отношения, и их надо соблюдать. Даже говорить об этом не хочется. Порядочные люди так себя не ведут. Мы в прошлом году говорили с ним, но беседа результата не дала, он считает, что ведет себя правильно».

***
В свою очередь начальник юридического отдела музея Юлия Лесная отметила, что Государственная инспекция труда проводила проверку в отношении невыплаты Ульянову премии по итогам года и не нашла в этих действиях нарушений.

«25 января проверка ГИТ закончилась. Проверяли по трем фактам: по поводу невыплаты ему премии по итогам работы за 2012 год, по поводу отключения Интернета и невыдачи ключей от рабочего кабинета в выходные дни. Все эти три факта он также изложил в обращении президенту РФ. Все они были проверены, и ГИТ в действиях музея не нашла ничего, что могло бы противоречить закону, Трудовому кодексу. В наших действиях, с точки зрения закона, мы ничего не нарушили».

При этом она отметила, что жесткий диск на компьютере Ульянова был отформатирован, чтобы удалить все скаченное порно-видео. «Сейчас у нас законом защищаются права детей. И были сайты, которые касались детской порнографии. У нас есть IT-специалисты, и именно они после проверки дали нам такое заключение», - подчеркнула юрист.

Сам Ульянов подтвердил, что заходил на сайты, содержащие порно, с рабочего компьютера, но не считает это неэтичным. Также он отметил, что смотрел «только фотографии и только потому, что у нас безлимитный Интернет, и я до сих пор не понимаю, кому и как это могло помешать», добавив, что «никогда не смотрел (порно) при молодых сотрудницах. Мой компьютер повернут тыльной стороной к коллективу, никто, кроме меня, этого не видел».

Что касается итогов проверки ГИТ, которая не нашла нарушений трудового законодательство в отношении Ульянова, то сам мужчина считает, такую позицию связанной с тем, «что проверка могла быть не только неточной, им могли дать взятку, чтобы они признали, что ущемлений меня нет».

***
Вадим Рогожин, заместитель председателя регионального отделения Союза журналистов:

«Союз журналистов занимается защитой людей, чьи права нарушаются в их журналистской деятельности. И не важно, являются они профессиональными журналистами и состоят ли в СЖ. Из проведенного «Четвертой властью» расследования конфликта между Дмитрием Ульяновым и дирекцией Радищевского музея видно, что он не связан с его работой как журналиста. Ульянов является внештатным автором, а основным местом работы является музей. По этой основной работе к нему и предъявляются претензии. Поэтому данный конфликт не подпадает под нашу юрисдикцию – в нем должна разобраться трудовая инспекция и сам коллектив. Отмечу, что занятие журналистикой налагает на человека повышенные моральные и этические требования, которые он сам должен для себя поставить и выполнять. И ни в коем случае не создавать поводов для подрыва своей репутации».
 

Дмитрий Ульянов, музей Радищева, скандал, Союз журналистов Саратовской области, Тамара Гродскова

В Саратове ждут подтверждения еще двух случаев заражения коронавирусом

В Саратове ждут подтверждения еще двух случаев заражения коронавирусом

У 44 жителей Саратовской области подозревают коронавирус

У 44 жителей Саратовской области подозревают коронавирус

Саратовцы не поддерживают введение пропускного режима из-за коронавируса

Саратовцы не поддерживают введение пропускного режима из-за коронавируса

Популярное
наверх