25 сентября 10:28 в Саратове +11,9°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Географ Владимир Макаров: «Безобразие в Глебучевом овраге нужно прекратить»

Какие районы Саратова наиболее благополучны с экологической точки зрения, почему нельзя просто засыпать Глебучев овраг, откуда на Зеленом острове появилась нефть

13:52, 17 августа 2020

Какие районы Саратова наиболее благополучны с экологической точки зрения, почему нельзя просто засыпать Глебучев овраг, откуда на Зеленом острове появилась нефть. О геотектонических процессах прошлого и об экологических проблемах настоящего Саратова в большом интервью рассказывает Владимир Макаров, доктор географических наук, заведующий лабораторией урбоэкологии и регионального анализа, декан географического факультета СГУ, председатель Саратовского регионального отделения Русского географического общества.

Владимир Зиновьевич, вы не только декан географического факультета, но еще и заведующий лабораторией урбоэкологии и регионального анализа. Многим обывателям кажется, что географы обычно занимаются скорее природными ландшафтами, а не городами. Расскажите, как и почему вы начали заниматься изучением современных городов?

Если говорить об истории саратовской урбогеографии, то в нашем университете на географическом факультете она стала интенсивно развиваться с 1990-х годов. Здесь совпало несколько факторов. С одной стороны, из Московского университета сюда приехал работать доцент, кандидат наук, выпускник кафедры картографии и геоинформатики Алексей Николаевич Чумаченко. С другой стороны, в университете уже давно работал ваш покорный слуга, который был ландшафтоведом широкого профиля, изучал как сельскохозяйственные, так и городские ландшафты. Наконец, в начале 1990-х годов в городском совете (думы еще не было) появились депутаты, которые задумали запустить программу «Экологический мониторинг Саратова» (ЭМоС). И вот тут мы появились со своими предложениями перед этими депутатами и предложили: «Давайте наконец-то, друзья, посмотрим, что из себя представляет Саратов в геоэкологическом отношении. С точки зрения загрязнения сред, развития негативных процессов, болезней». И эта программа была принята.

А откуда возникла идея такой программы? В то время было ощущение, что у Саратова есть какие-то серьезные экологические проблемы?

Вы понимаете, в тот период на северо-восточной окраине Саратова была запущена крупная тепловая электроцентраль ТЭС-5. Мощность у нее более 500 мегаватт. Какое-то время она работала на мазуте и достаточно интенсивно загрязняла вокруг себя все. Еще действовало крупное химическое производство, работал нефтеперерабатывающий завод. Был один из самых крупных в России завод по производству технического стекла. Действовал крупный строительно-промышленный комплекс. Город был пыльный и грязный с точки зрения вредных микроэлементов, тяжелых металлов, которые во множестве выбрасывались в тот период. К тому же влияла неблагоприятная геоморфология, то есть особенности рельефа. Котловинный рельеф, плохая продуваемость территории. Поэтому город был в этом смысле не очень благополучный.

Мы начали работать и стали координаторами многих исследований по этой программе. Нас было трое: я, Алексей Николаевич Чумаченко, а третьим был наш друг Игорь Викторович Пролеткин, блестящий организатор, геоморфолог по специальности. Вот мы втроем организовали лабораторию урбоэкологии и начали делать цифровые карты загрязнений вод, различных болезней, развития негативных городских процессов. На основе этих карт впоследствии были сделаны различные атласы, например, по загрязнению снега, загрязнению почв. Вот такой комплексный территориальный анализ городской среды.

Получается, что вы ведете мониторинг экологического состояния города с начала 1990-х годов. Как за это время поменялась ситуация в Саратове?

Сильно уменьшился объем выбросов от стационарных предприятий. Речь идет о выбросах из главных вентиляционных труб крупных предприятий. Сейчас некоторые из них на ладан дышат, некоторые чуть-чуть приподнялись, но многие вообще исчезли. Объем выбросов из стационарных источников сильно уменьшился, на порядок. Что касается автомобильного транспорта, то тут ситуация абсолютно противоположная. Объемы транспортных выбросов увеличились за это время тоже почти на порядок. Почему? Потому что, как показывает статистика, на 100 саратовцев приходится примерно 80 автомашин. В балканских странах автомашин меньше, чем в Саратове.

И, к сожалению, влияние оказывают градопланировочные особенности Саратова: узкие улицы в историческом центре, отсутствие хороших вылетных магистралей, дорог-дублеров, большое количество тупиков. К чему это приводит? К постоянным пробкам. Поэтому, естественно, вхолостую работает мотор, увеличиваются выбросы. У нас много материала по интенсивности, плотности выбросов в городе на разных улицах. Все это делает жизнь в Саратове в плане экологии не очень благополучной.

Владимир Зиновьевич, различаются ли как-то районы города с точки зрения экологического благополучия? Какие более благополучные, а какие более проблемные?

Конечно, различаются. Проблемные территории располагаются в котловине. Саратовская котловина состоит из трех субкотловин. Северная субкотловина — это центральная историческая часть города; Центральная субкотловина — это северная часть Заводского района, где были расположены крупные машиностроительные предприятия. Южная субкотловина — там химия и нефтехимия. Вот эти три субкотловины, они все в разной степени более загрязнены, чем склоны субкотловин и плато. Это водораздельные пространства: Лысогорское плато, где сохранился большой массив естественного леса, это так называемая Кумысная поляна. Соколовогорское плато, Соколовая гора, там тоже проветриваемость лучше. В тех местах котловин, где идет плотный поток транспорта, улица Астраханская, допустим, улица Шехурдина — там, естественно, жить хуже, больше пыли и выхлопов.

В этом плане северо-восточная часть Саратова, где Соколовая гора и освободившаяся территория бывшего аэропорта — это один из самых благоприятных и перспективных с экологической точки зрения районов проживания. Там прекрасная проветриваемость, но есть одна проблема — плохая транспортная связь с центральной частью города, которая расположена в северной субкотловине. Вот тут надо делать серьезные транспортные предложения.

Скажите, правильно я понимаю, что с точки зрения влияния на экологию города перенос аэропорта – это хорошо? Не будет электромагнитных излучений от радиолокационных вышек.

Проблемы были не только с электромагнитными излучениями от локаторов и станций снижения, но и с последствиями взлета-посадки. Там же вылетает столько авиакеросина, да и бензпирен тоже летит, когда самолет поднимается. Я уже не говорю о шуме. Ну и определенные загрязнения почв, конечно, были. То, что аэропорт сейчас ушел из города, это безусловный плюс. Важно только не превратить его в минус, создав на этом месте плотно застроенный спальный район. Надо сделать так, чтобы люди могли там не только жить, но и работать. Очень важно сбалансировать застройку и не перегрузить этажность, как в подмосковном Красногорске. Там же ужас какой-то: частокол высоток стоит, бедные люди живут, как в человейнике. Вот это нельзя делать.

А как бы вы могли с точки зрения географии описать Соколовую гору?

Соколовая гора, Глебучев овраг, остров Зеленый — это одна система, Саратовский тектонический узел. Поверхность Соколовогорского плато поднимается, как полагают геофизики, со скоростью где-то 5 миллиметров в год, это гигантская скорость. Эта территория поднимается, но она собой представляет складку. Соколовая гора — это вершина складки. Устье Глебучева оврага — это самая низкая часть этой складки, с разломом, которая идет далеко на северо-запад. А остров Зеленый — это погруженная часть складки. Почему там и нефть-то нашли с газом? Потому что это вот такая интересная тектоническая структура, которая накопила в себе эти вещи. На Соколовогорском месторождении с конца 1940-х годов 30 миллионов тонн нефти было добыто. Это необычный тектонический узел. Ни одна другая саратовская гора, включая Лысую, которая на 100 с лишним метров выше, не имеет такую бурную и такую необыкновенную историю, как вот этот узел.

Я понятия не имел, что это все части одной тектонической структуры! Давайте тогда сначала поговорим про Глебучев овраг. Многим кажется, что овраг в городе не несет никакой пользы, это разрыв городской ткани, который лучше засыпать. Можете объяснить, в чем ценность Глебоврага для города?

Саратов расположен на восточном склоне Приморской возвышенности, непосредственно встык с долиной Волги. Волга пришла сюда 16 миллионов лет назад, тогда она была в нескольких десятках километров от Саратова. Она все время отклонялась вправо, пришла и уперлась в правый борт Приволжской возвышенности. И эта вода пропилила и образовала несколько серьезных оврагов в Саратове. Вот среди этих оврагов и знаменитый Глебучев овраг. Чем необычен? Он очень длинный — 6 километров. Он возник неслучайно: лопнули пласты и образовался такой вот изгиб складки, уходящий далеко на северо-запад. И по этому изгибу складки сформировалась долина Глебучева оврага.

А как там появился город?

Так получилось, что Глебучев овраг выступал естественной линией обороны Саратова, как естественный ров. И в этом смысле он был сначала для города защитой, а потом превратился в досадное неудобство. Однако он постепенно заселялся всякого рода обездоленными людьми, беднотой, низами саратовского общества. Если говорить чисто функционально, то в природно-экологическом отношении любой овраг выступает в роли дрены, то есть убирает лишнюю воду, не дает территории заболачиваться. И это очень важная функция Глебучева оврага, которая не всегда осознается.

Когда по краям оврага начали жить люди, они стали выбрасывать туда все что можно, начиная от конского навоза и кончая тряпьем, бытовым мусором. И так постепенно он превратился в зону антисанитарии. Там же жили, стирались, шел слив сточных вод и так далее. И в итоге там появились антропогенные отложения, десятки метров мусора. Там возникали всякого рода запруды, заболоченные места, откровенно санитарно-гигиенически неблагоприятные.

И как эту проблему решали?

Где-то в 1961 году там построили железобетонный коллектор, чтобы вода не текла поверху. В этот коллектор в настоящее время врезалось много разного рода предприятий, назовем их так. Так что теперь там осуществляется и разгрузка грунтовых вод, и разгрузка каких-то сточных и промышленных вод. Все это без очистки идет сейчас в устье Глебучева оврага, в Волгу. Конечно, это безобразие нужно прекратить. Как? Нужно сделать инвентаризацию коллектора, оценить его состояние, определить место построения очистных сооружений, до сих пор этот вопрос не решен. И вывезти не менее 3-4 миллионов тонн откровенного мусора, который накопился в Глебучевом овраге на отдельных его сегментах. Так что начинать надо, прежде всего, с санации склонов и внешней части оврага, особенно в той его части, где замечены оползневые процессы. Они наблюдаются по Валовой улице, по Первому Магнитному проезду, по улице Посадского, там есть фрагменты отчетливых техногенных оползней. И естественно надо проверить эту территорию на загрязнения как воды, так и почв.

Правильно я понимаю, что потенциально главная ценность этой территории в природной составляющей? А строительство вообще вести не рекомендуется, учитывая риски оползней?

Нельзя на этих склонах строить тяжелые здания с большими нагрузками. Сейчас там ставят или небольшие халупки-домики, или парковки и автосервисы. Моют машины, загрязнений добавляют, ну это безобразие. Глебучев овраг — это тяжелая, сложная, дорогостоящая, но потенциально окупающаяся сторицей история. Он мог бы стать связующим зеленым коридором, который позволял бы от Волги с моста проникать в центр города пешком, на велосипеде или даже на каком-нибудь электротрамвайчике. Это огромная возможность для фантазии проектировщикам. Но это дорогостоящая игра.

А имеет ли смысл выводить реку из коллектора наружу? Хотя бы в теории?

Лучше оставить в коллекторе. Это городской овраг. Овраг в городе, который идет через Воскресенское кладбище, идет 6 километров по городской территории. Это не делает воду чистой. Самое печальное, что сейчас нет осмысленной концепции природопользования в городе. Вот на тот же Зеленый остров мы перейдем. Ну что сейчас там? Останавливаются кому не лень на моторках, рубят дубки, жгут тростник, камыш, мусорят. Это тоже бессистемность и неухоженность. В парке Победы то же самое. Многие места заросли, заброшены.

Раз мы заговорили про Зеленый остров, расскажите, чем эти территории с географической точки зрения интересны?

Шикарные территории! Остров Зеленый, бывший Беклемишев остров, когда-то соединялся с берегом. После того, как построили водохранилище, он оказался подтоплен где-то на треть и сегодня представляет собой архипелаг, общая площадь которого где-то 6-8 квадратных километров. Эта территория покрыта дубовым лесом, прекрасными тополями. Внутри архипелага расположены большие водные пространства. И если развитие этой территории представить, зачем она нужна? Конечно, для организации мест отдыха на воде, на Волге. Прямо в городе, по сути. Для этого ее нужно правильно функционально зонировать. Там должны быть островки, на которых вообще ничего делать нельзя никому. Должны быть и островки, где будут хорошие небольшие пляжи, надо определить их емкость. Сделать мостки, тропинки мощеные, чтобы не топтали, не рубили. Это интересное зеленое место, где можно организовать разнообразнейшие виды отдыха на воде с водяными велосипедами, с какими-то аттракционами. Но требуется придание Зеленому острову определенного статуса. Потому что расположенные вверх по течению Дубовые Гривы — это часть особо охраняемой территории. Вот Зеленому острову тоже надо придать такой статус.

А можно ли там что-то строить?

Я поддерживаю идею создания там экологического парка. Не надо там строить никакие отели, как в Дубае. Там надо строить какие-то легкие бунгало. Нужно мягко включить Зеленый остров в экологически ориентированную рекреационно-водную тематику. С рыбной ловлей, с загоранием, с какими-то нешумными развлечениями.

Что касается пляжа Пески, то он расположен на искусственном острове, который возник в 1963 году, когда запустили наш автодорожный мост. Пляж тоже сейчас пребывает в таком саратовском состоянии, полусонном. Трамвайчик туда не ходит. Если хочешь попасть на пляж, то или иди пешочком по мосту, или автобус там остановится, выпрыгнешь. Все очень скромно, все очень целомудренно, жестко. Там обустройство надо сделать нормальное и пустить трамвайчик.

А про Соколовую гору что вы скажете?

Соколовая гора — это самое настоящее чудо. Если бы вы посмотрели на Соколовую гору начала XX века, то увидели бы, что она была выше. Там 700 тысяч кубических метров грунта было стащено сверху вниз, чтобы снизить риск оползней, уменьшить гравитационный перепад высот. Там террасировали эти склоны, сделали посадки. За годы советской власти, особенно в 1960-е годы, было сделано мощное преобразование Соколовой горы, ее стали террасировать, срезать, убирать лишние воды, чтобы не намокали глины, по которым скользит остальная масса. И вот создали такие условия, чтобы оползни не бушевали. Ну а потом, в 1975 году, заложили парк Победы, это уже известная история, с национальной деревней, с военной техникой, с сельскохозяйственной техникой.

Но нельзя забывать, что Соколовая гора — территория сложная. Она сложна с восточной стороны, там борт, обращенный к Волге. Она сложна с южной стороны, обращенной в котловину. С северной стороны она обращена к Маханному оврагу, это тоже непростая сторона. А вот западная часть с выходом на территорию ныне недействующего аэропорта более простая.

А есть ли какие-то вещи, которые противопоказаны Соколовой горе? Правильно я понимаю, что никакого серьезного строительства там не должно быть?

Большие высотки там строить нельзя. В западной части еще можно что-то делать, но все равно нежелательно. Главная проблема — это плохая транспортная доступность из центра. Вот если бы, как в Нижнем Новгороде, например, или как в Барселоне, построили канатную дорогу от Соколовой горы к Зеленому острову и к центру города. Две станции: с острова Зеленый и с площади Революции. Сел — и ты на Соколовой горе. Там небольшие расстояния. Но это затратные вещи, конечно. Канатная дорога стала бы колоссальным стимулом для развития туризма и вообще имиджа города. Это феноменально было бы. Просто саратовская мечта.

А можно ли на Соколовой горе развивать спорт, например, горные лыжи?

В северной части Соколовой горы есть откос — Маханный овраг. Вот там уже была запланирована горнолыжная трасса, но не нашлось инвесторов. Так что можно. Маханный овраг — он крутой, интересный. Но с ним тоже надо работать, как с Глебучевым. Вот если бы с этими оврагами поработали, это была бы просто удивительная история для Саратова. Это же замечательные совершенно места. Но их надо как-то цивилизовать, внести современность туда, сделать красиво, функционально. И тогда все заиграет совершенно невероятными красками.

Вы говорили, что территория бывшего аэропорта с экологической точки зрения благополучна для жилья. Но еще обсуждалась идея создания там парковой зоны. Как она могла бы выглядеть?

В Саратове вообще не хватает зеленых насаждений общего пользования. Поэтому любое зеленое строительство — это всегда хорошо для города. Еще важно, что это все-таки плато, и в зимний период бывает сильный ветер, а в летний период может быть очень жарко. Поэтому я за то, чтобы там был какой-то зеленый массив. Не ленточные уличные насаждения, а именно массивное озеленение, парк какой-то. И думаю, что этот парк может быть интересным. На каком участке территории этот парк делать — надо поглядеть в зависимости от ветров. Надо понимать, относительно чего этот парк располагать, какое будет жилье, какая высота. Розу ветров посмотреть внимательно. Это легко сделать, потому что в аэропорту была своя метеостанция, и там есть колоссальный блок информации о погоде. Но в целом идею парка я горячо поддерживаю.

Экспертные интервью проводятся в рамках Открытого международного конкурса на лучшие архитектурно-градостроительные проекты комплексного развития территорий центральной части Саратова

благоустройство, владимир макаров, глебучев овраг, зеленый остров, соколовая гора

1 комментарий
Коронавирусом заболели еще 107 саратовцев. Всего 14 966

Коронавирусом заболели еще 107 саратовцев. Всего 14 966

В Вольске завершено расследование о жестоком убийстве дворника

В Вольске завершено расследование о жестоком убийстве дворника

Под Саратовом юноша пострадал в столкновении «Порше Кайена» с «КамАЗом»

Под Саратовом юноша пострадал в столкновении «Порше Кайена» с «КамАЗом»

Популярное
наверх