8 августа 22:04 в Саратове +22,2°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Судебно-наркотическая ломка

В 2012 году «Четвертая власть» внимательно наблюдала за судьбой бывшего следователя, 27-летнего Ивана Макарова, задержанного в ходе спецоперации наркополицейских при «покупке» наркотика. Дело это выглядело странным, однако судья признал молодого человека в

09:00, 14 января 2014 Автор: Юрий Домбровский

В 2012 году «Четвертая власть» внимательно наблюдала за судьбой бывшего следователя, 27-летнего Ивана Макарова, задержанного в ходе спецоперации наркополицейских при «покупке» наркотика. Дело это выглядело настолько странным и неумело слепленным, что мы были уверены в том, что в суде оно развалится. Однако ж нет, судья признал молодого человека виновным, проигнорировав все ляпы и огрехи. Даже наоборот - судебный процесс получился не менее занимательным.

Наркоподстава или спецоперация?
Напомним суть дела. Вечером 10 сентября 2012 года бывший следователь Заводского следственного отдела СУ СКР Иван Макаров был задержан сотрудниками УФСКН в ходе спецоперации якобы при приобретении амфетамина у «Пентагона» в Саратове. Его «повязали» в тот момент, когда он общался в своей машине со знакомым Катковым. Тот должен был вернуть Макарову долг. Однако их разговор внезапно прервали люди в масках, подъехавшие на «Ниве» и «двенадцатой». По словам Ивана, незнакомцы подбежали к его автомобилю, выкинули их на улицу, затем его посадили обратно в машину и надели мешок на голову. При этом молодого человека периодически били. Затем агрессоры начали интересоваться у него: «Где наркота?» И только тогда Иван понял, что стал не жертвой грабителей, а участником спецоперации. Его отвезли в Энгельсский отдел УФСКН, там приковали наручниками к батарее, затем, по словам Макарова, вложили ему в руку пакетик с белым порошком, а в протоколе написали, что обнаружили его в кармане задержанного. Послушные понятые все подтвердили. После этого его отвезли на медосвидетельствование (которое не выявило в его крови наркотических веществ) и отпустили домой.

Так Иван Макаров превратился в фигуранта уголовного дела - участника преступной наркогруппы. В УФСКН ему сообщили, что они давно следили за его знакомым Катковым, который подозревался в распространении наркотиков.

Таким образом, у обвинения были следующие доказательства вины Ивана Макарова: показания работников УФСКН, показания понятых, а затем и показания Каткова, который в ходе судебного процесса неожиданно встал на сторону прокурора. Был еще один засекреченный свидетель, который рассказал следствию, что летом 2012 года употреблял наркотики в компании с Катковым и Макаровым. При этом обеспечить его явку в суд органы обвинения не смогли, так как якобы не смогли установить его местонахождение.

Еще в документах дела есть объяснительная, которая была якобы написана со слов подозреваемого ночью в Энгельсском отделе УФСКН. Согласно этому документу Иван сообщил, что захотел попробовать наркотики и потому 10 сентября в районе «Пентагона» купил у своего приятеля Каткова 0,6 г амфетамина.

Иван Макаров заявлял о своей абсолютной невиновности, в свою очередь он указывал на кричащие нарушения, допущенные наркополицейскими. Во-первых, «спецоперация» больше походила на вооруженное нападение, чем на действия правоохранителей. По правилам все должно было выглядеть по-другому: работникам УФСКН следовало подойти к Макарову и Каткову и вежливо (представившись, в корректной форме) поинтересоваться, нет ли у них наркотических средств и не хотят ли они добровольно сдать их. В том случае, если бы молодые люди сдали «наркоту», их бы освободили от уголовной ответственности. Нигде в законе не написано, что на людей надо неожиданно напасть, избить, надеть на голову мешок, а на руки наручники, и затем везти в отдел.
Кстати, на основании его жалоб в отношении работников МРО УФСКН по Энгельсскому району было заведено уголовное дело. Правда, оно так и не расследовано, а фигуранты этого дела свободно давали показания против Ивана Макарова.

Изучив эту историю, «Четвертая власть» сделала два предположения: либо экс-следователь случайно попал под руку наркополицейским, которым надо было улучшать показатели своей работы, либо подстава была связана с его профессиональной деятельностью. В свое время, работая в СО Заводского района, он не раз вступал в конфликт с грязно работающими наркополицейскими.

Судебные страдания  
К нашему удивлению, уголовное дело дошло до суда, хотя и с большим трудом - слишком уж много «дыр» и несоответствий в нем было. Обо всех ляпах узнать, к сожалению, не удалось. Первоначально уголовное дело (речь идет не обо всем уголовном деле, а о рассекреченных материалах оперативно-розыскной деятельности, которые явились поводом и основанием к возбуждению уголовного дела) состояло из 64 листов, однако в суде почему-то рассматривались лишь 14. Сторона защиты неоднократно просила приобщить к делу эти недостающие 50 листов, однако ее не услышали. Возможно, что в этих  засекреченных документах и содержится вся «соль». Макаров с адвокатом написали сотни жалоб во все возможные инстанции, но следователь 2-й следственной службы УФСКН РФ по Саратовской области Евгений Даминов, который вел это дело, отклонял все ходатайства. По словам молодого человека, правоохранитель прямо говорил им, что никто не будет вникать в суть жалоб, поскольку с Волжской прокуратурой все возможные вопросы проговорены, и дело обязательно дойдет до суда. В итоге вышло именно так, как он и сказал. Макаров подал жалобу в прокуратуру, через некоторое время туда поступает его уголовное дело. Ведомство утвердило обвинительное заключение, а жалобу проигнорировало.  

Теперь о противоречиях. Начнем с того, что наркополицейские не смогли доказать в суде, что на 10 сентября у них была назначена спецоперация в отношении Каткова и Макарова. Подобные ОРД (оперативно-розыскные действия) не могут проводиться спонтанно, по внезапному порыву души, поскольку они должны быть тщательно подготовлены. Зато в документах зафиксировано, что в тот день в центре города, на ул. Вольской, проводилась операция в отношении некого Каплуна.
«Они действительно проводили операцию по задержанию мелкого барыжки по фамилии Каплун, - рассказывает Иван Макаров, который успел выучить наизусть все материалы дела. - Оперативник Сорокин проводит контрольную закупку: приобретает у Каплуна 1 грамм амфетамина за 4 тысячи меченых рублей, а спустя полтора часа его задерживают. Осознав, что крупно попал, дилер заявляет, что готов сдать им сбытчика, у которого он в тот день купил наркотики. После этого он созванивается со своим приятелем Катковым, узнает, что тот находится на Предмостовой площади, и отправляет туда наркополицейских».

Оперативники берут Каплуна с собой на спецоперацию, и позднее тот якобы рассказывает следствию, что видел из машины, как Катков передал Макарову наркотики. В суде же он от всех своих показаний против Макарова отказался и пояснил, что видеть ничего не мог, так как ему не разрешали поднимать голову, и.т.п.

На суде эти оперативники давали противоречивые показания: например, они говорили, что давно знали и про Макарова, и про Каткова, но при этом не смогли объяснить, откуда к ним приходила эта информация. Вообще, несоответствий в деле было больше, чем запятых. Так, согласно официальной версии, Каплун после встречи с лжепокупателем из УФСКН виделся с Катковым и купил у него новую партию наркотиков, причем на те самые меченые деньги. У Каткова действительно нашли эти меченые люминофором купюры (это вещество светится в ультрафиолетовых лучах), соответственно, им у него были запачканы  руки, и пакетики с амфетамином. А у Ивана Макарова руки почему-то оказались чистыми. И на свертке с наркотиком, который он якобы купил у своего знакомого, тоже не было следов люминофора.     

Все эти несостыковки, по мнению обвиняемого, привели к тому, что дела Каплуна, Каткова и Макарова выделили в отдельные производства. В итоге Катков дал нужные гособвинению показания, и наркодилеры получили по 3 года колонии общего режима ИК-33. Не исключено, что они пошли на сговор со следствием. Косвенно эту версию может подтверждать и тот факт, что их признали виновными лишь в хранении наркотиков, если бы их осудили за «сбыт», сроки были бы куда серьезнее. Или еще один интересный момент - в тот день в машине вместе с мужчинами сидела подруга Каткова. Позднее у нее, как и у ее друга, в крови нашли следы наркотических препаратов, однако фигурантом дела она так и не стала. Ее неприкосновенность могла стать одним из условий, выдвинутых Катковым следствию. 

Загадочный свидетель и ясновидящий Фадеев
Вообще же отсутствие в крови Ивана Макарова следов наркотиков стало серьезной проблемой для правоохранителей. Вот как, по словам бывшего следователя, они пытались решить эту проблему. Через 3 месяца после задержания Макарова ему позвонил Евгений Даминов и попросил повторно сдать анализы. Тот удивился, но поехал в наркодиспансер на Песчанно-Уметский тракт. Однако в леченом заведении ему выдали подозрительную открытую баночку для мочи (хотя по правилам она должна быть опечатана) и Макаров отказался сдавать анализ. «Даминов начал убеждать меня, что это просто формальность, но я категорически отказывался. Я говорю ему: «А давай, берешь ты баночку, беру я баночку, из тех, которые мне принесли. Обезличенно сдаем мочу и даем на экспертизу. Если в одной из них появляется наркотик, мы тут же едим в независимую лабораторию и повторно вдвоем сдаем анализ. Согласен? Он заявил: «Нет, я не согласен». То есть все это делалось для того, чтобы получить доказательства, что я наркоман», - вспоминает Иван. Впрочем, чтобы еще раз подстраховаться, он сдал анализы в двух независимых лабораториях, и там снова подтвердилось, что кровь чиста.

Теперь, что касается объяснительной, написанной Макаровым в ночь задержания в Энгельсском отделе УФСКН, в которой тот якобы во всем признался. Иван утверждает, что оперативник сам выдумал текст документа и сам же подписал от его имени. Сразу несколько экспертов провели анализ почерка. Работники ЭКО УФСКН с многолетним стажем работы заявили, что невозможно точно установить, кому принадлежит подпись на документе. Специалист саратовской лаборатории судебных экспертиз Минюста РФ с небольшим 5-летним стажем работы подтвердила, что это почерк Ивана Макарова и суд почему-то поверил именно ей. (Особенно важно, что было проведено почерковедческое исследование в Экспертно-криминалистическом центре ГУ МВД РФ по Саратовской области, где опытный эксперт-почерковед четко сказал, что почерк и подписи выполнены не Макаровым, а иным лицом, при этом заключение исследовалось в суде, но ему не стала даваться никакая правовая оценка, и судом исследование, полностью противоречащее двум другим, абсолютно проигнорировано).

И, наконец, назовем последний «ляп» в этом деле - появление засекреченного свидетеля. Кренделев (фамилия была изменена следствием) появился в марте 2013 году через несколько дней после того, как в Саратов по просьбе Макарова с проверкой приехал следователь 4-го следственного департамента УФСКН России. Этот свидетель рассказал, что употреблял амфетамин в компании Макарова и Каткова в машине последнего в начале июля 2012 года. Однако затем стало известно, что этот автомобиль был куплен лишь в конце июля, но суд не обратил и на эту «мелочь» никакого внимания.

Кстати, «засветился» в этой истории не с лучшей стороны и вице-губернатор Саратовской области Денис Фадеев. Когда защита Макарова писала свои жалобы, одна бумага попала и в аппарат губернатора. 2 сентября к ним пришел ответ за подписью Фадеева, гласящий, что суд уже вынес приговор в отношении Ивана и что тот имеет право обжаловать его. Напомним, что приговор был вынесен 3 сентября. В правительстве подтвердили, что документ был направлен именно 2 сентября. Удивленные ясновидческими способностями чиновника родные Макарова написали ему письмо.
«Вы объясните нам, дуракам, откуда вы могли знать о приговоре 2 сентября, если его вынесли 3-го, написали мы ему. Ответ был шедевром чиновничьей казуистики: нам отписались, что 2-го сентября нам на самом деле послали не этот документ, а какой-то промежуточный ответ, в котором говорилось, что позже будет дан основной ответ. Так вот этот промежуточный ответ так до нас и не дошел», - говорит Макаров. 

Эта история была бы очень смешной, если бы не ее финал. Волжский районный суд назначил Ивану Макарову наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев в колонии-поселении. Судья отметил, что вину подсудимого смягчает его положительная характеристика и молодой возраст, но при этом приговор-то оказался совсем не мягким. Дело в том, что по закону (ст. 56 УК РФ) человеку, который впервые совершил преступление небольшой тяжести и не имеет судимости, не назначается реальный срок. Почему он был назначен в данном случае - совершенно не понятно.

Апелляционная жалоба была оставлена без удовлетворения, теперь адвокат обратился в кассацию. Иван признался, что ему не раз через различных людей предлагали признать свою вину и отделаться небольшим штрафом. Однако он не желает делать этого из принципа. Он продолжает верить в то, что в правоохранительной и судебной системе Саратовской области есть здравомыслящие честные люди, для которых актуальны такие понятия как «честь мундира» или «совесть».

Просим считать эту статью официальным обращением к прокурору Саратовской области Владимиру Степанову с просьбой разобраться в ситуации и восстановить справедливость.
 

Иван Макаров, УФСКН

В Саратовской области нашли 95 новых зараженных COVID. Половина – старше 60 лет

В Саратовской области нашли 95 новых зараженных COVID. Половина – старше 60 лет

Мотоциклисты отстояли право ездить ночью вдоль Юбилейного

Мотоциклисты отстояли право ездить ночью вдоль Юбилейного

Саратовский Гидрометцентр обещает наступление «температурного комфорта»

Саратовский Гидрометцентр обещает наступление «температурного комфорта»

Популярное
наверх