2 апреля 23:36 в Саратове +6,5°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Хорош ли монумент Расковой: современный и консервативный подходы

Дискуссия о скульптуре легендарной летчицы как собирательном образе привела к взаимопониманию

10:02, 26 марта 2020

Фото: 4vsar.ru

В Летном городке Энгельса заканчивается реконструкция мемориального комплекса летчикам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Инициатива его возведения принадлежит председателю Государственной думы Вячеславу Володину. Он же выделил личные средства на создание нового памятника летчице Марине Расковой. Этот проект он доверил создать известному скульптору, заслуженному художнику России Андрею Щербакову. Во время недавнего визита спикера в Летку случился напряженный момент. Ветеран Великой Отечественной войны Евгений Федяев высказал замечание, что скульптура выглядит несколько странно: самолет за ее спиной стоит на крыле, а сам памятник не похож на Раскову. Критике подверглась и другая часть памятника: ветеран посчитал, что на нем запечатлен бомбардировщик, хотя, подчеркнул он, Раскова управляла истребителем. На самом деле она разбилась на бомбардировщике.

Володин не согласился с такой оценкой. Работу Щербакова оценил положительно. Притом он отдал должное тому, что люди старшего поколения привыкли к другим памятникам, но пояснил, что каждый видит пространство по-своему, как и сам скульптор. Председатель ГД рассказал, что представленный памятник – образ собирательный. Это женщина, решившая отдать жизнь за Победу.

«Если вы считаете, что самолет не может так стоять, то сколько людей, столько мнений, — ответил ветерану Володин. — У скульптора свое мнение. Да, мы привыкли к другим памятникам, а молодежь все воспринимает несколько иначе. Если молодежи это нравится, то давайте поддержим. Мы через Марину Раскову увековечили и ее, и всех тех женщин, что воевали».

«Четвертая власть» решила поддержать дискуссию и разобраться в истоках разных позиций и мнений о монументе. Редакция пообщалась с общественниками, которые участвуют в этом проекте, а также с самим скульптором.

Скульптор советовался с ветеранами

Эксперт комиссии по культуре и туризму и сохранению культурно-исторического наследия общественной палаты Саратовской области Ольга Мотева призналась, что находится на стороне Володина. А о Совете ветеранов дальней авиации (представитель которой и высказал альтернативную позицию), с которым около года работает, у нее сложилось определенное мнение.

Эксперт оценила претензии к памятнику Расковой, высказанные ветераном, как «странные». Но ни в коем случае не в плане его субъективного восприятия произведения искусства, а в том, что он позволил себе подобную оценку, используя весомый общественный статус как ветеран войны.

Ольга Мотева уточнила, что еще в самом начале обсуждений скульптор Щербаков спрашивал у ветеранов, каким они видят образ Марины Расковой и каковы их пожелания к его воплощению.

«Советы Щербаков воспринимал еще на уровне продумывания концепции, далее было неоднократное обсуждение, на котором я тоже присутствовала. Эскизы показывал, уточнял какие-то моменты в течение работы, то есть все было по лучшим канонам взаимодействия с творческой интеллигенцией, в данном случае с ветеранским сообществом. Говорить, что Володин решил какое-то свое видение внести, ни с кем не посоветовавшись, нельзя вообще никак. Володин не бросает объекты, мол, делайте что хотите. Он следил за всем, что касается деталей, чтобы не было каких-то вопиющих ошибок», - отметила эксперт.

«Поэтому я не пойму, почему ветераны так выразили свое недовольство, — удивляется Мотева. — Критика, на мой взгляд, совершенно не обоснованная».

Общественница добавила, что не помнит, чтобы у председателя реготделения «Союза ветеранов Дальней авиации» Георгия Терехина ранее были какие-либо претензии к образу Марины Расковой. Эксперт вспомнила случай, когда памятник уже почти отправляли на отливку, и внезапно появились новые участники дискуссии. Послушав их, Терехин внезапно предложил вариант памятника вообще без самолета. Но Мотева тогда попросила оставить скульптора в покое и не мешать процессу, чтобы не затягивать работу.

«Я видела, как хорошо поработал Щербаков, мне нравился образ, тем более, что он его так с самолетом совместил, тут и знамя развивающееся. Глубокий, летящий образ. У Марины Расковой очень своеобразное лицо. Неяркие черты. Я боялась, что он не сумеет уловить их, это сложная задача. Но Щербаковым она была решена».

«С советом ветеранов я провела достаточно много времени. У нас взаимодействие практически с весны прошлого года. Вместе мы пытались решить множество вопросов. И с их стороны я натыкалась на очень частое непонимание того, что необходимо многим жителям Летки, подрастающему поколению. Конечно, надо отдать им должное: они работают над патриотическим воспитанием, но многие потребности местных жителей просто не осознают», - признается эксперт Ольга Мотева.

Она упрекнула ветеранский совет в некоем надменном отношении ко всем, кто что-либо пытается сделать в Летке, если инициатива исходит не от них самих. В то же время женщина с пониманием относится к этой особенности: конечно, ветераны здесь служили не один год, за все болеют душой, поэтому и считают, что их точка зрения должна быть превалирующей.

Ее очень сильно удивляет, как долго власти уговаривают ветеранов с вопросом реконструкции Дома офицеров - ищут компромиссы, выдвигают предложения, показывают проекты.

По дискуссии, случившейся у памятника между ветераном и Володиным, Мотева уточнила. «После этого разговора, на осмотре аллеи была другая сцена, когда ветераны, уже немного подумав о своем поведении, сами извинялись. Мол, может быть, мы что-то не то сказали, не так высказались. Уже сменился тон, сменилась позиция и расставание с Володиным было теплое», - подчеркнула она.

Тема полностью раскрыта

Скульптор Андрей Щербаков также считает, что претензии ветерана не обоснованы, и не согласен с прозвучавшей критикой.

«Я профессионально сделал свою работу. Она композиционно продумана. Самолет размещается на крыле, потому что он летит, а не стоит на земле. Одно дело – представление обывателя, другое – определенные законы в искусстве, приемы, которыми пользуются скульпторы», - заметил он.

Щербаков пояснил, что, работая над памятником Марине Расковой, очень внимательно изучал ее фотографии. Тем не менее, он полагает, что рассуждать о сходстве скульптуры с прототипом – неверный подход к оценке произведения искусства, у которого есть автор и его определенное видение.

«Оценивать скульптуру должны профессиональные художники, архитекторы, а не обыватели. Я давно об этом говорил: любой вопрос должны решать профессионалы, потому что люди учились этому. Поэтому вы либо доверяете художнику, либо не доверяете. Вячеслав Викторович правильно сказал: «У художника есть свое мнение». Да, оно у меня есть, я вижу пространство, которое организовывается возле гарнизонного дома офицеров. И я имею право на это мнение», - заявил он.

По его словам, любая вещь в искусстве должна быть многогранной. Поэтому Марина Раскова – одновременно и известная летчица, и собирательный героический образ.

«То, что Раскова летала на истребителях – это неправда. Она была штурманом на «Пе-2», она и разбилась на этом самолете. Как она могла управлять истребителями? От летчиков это даже слышать смешно. Этот факт отражен в памятнике, это тоже одна из его граней. Тема полностью раскрыта», - уверен художник.

Щербаков вспоминает, что он работал в разные годы с разными заказчиками, и всегда это творческий процесс, люди помогают в создании произведений. Но с энгельсскими ветеранами почему-то все пошло не так.

«Там ситуация другая – общественный совет разделен на несколько групп, кто-то у дел, кто-то нет. С самого начала были какие-то претензии. То, что в итоге они у Вячеслава Викторовича прощения потом просили (после обсуждения памятника в сквере – 4В), никто почему-то не говорит», - удивляется скульптор.

Об уровне мастерства Щербакова говорит многолетнее сотрудничество с Володиным. Уж кто-кто, а Вячеслав Викторович крайне требовательно относится к тем, кому доверяет ответственные проекты и поручения. Первые работы по заказу спикера появились еще в 2010 году. При его содействии созданы скульптуры серии «Деятели культуры» - Табаков, Янковский в Саратове, Петров-Водкин в Хвалынске. Памятник Клочкову в селе Синодском, памятник погибшим за веру Христову на территории Свято-Троицкого собора Вольска. Последняя работа – памятник Талалихину в Тепловке.

«У нас нормальные рабочие отношения. Все по делу, как говорится. Обсуждения, замечания. Всегда есть обратная связь. Взаимопонимание. Как правило, я делаю не один эскиз. Какие-то предпочтения есть у него. Несколько вариантов нарабатывается, и из них выбирается лучший», - признался Андрей Щербаков.

«Володин правильно сказал: «Мы ставим памятники для будущего поколения». Здесь главное - донести импульс того времени и какие-то важные детали, которые были бы понятны современным и будущим поколениям», - считает художник.

Как превратить Летку в оазис?

Председатель реготделения «Союза ветеранов дальней авиации» Георгий Терехин напомнил журналисту «Четвертой власти», что во время визита в мае прошлого года Володин порекомендовал ветеранам не только контролировать вопрос сохранения гарнизонного Дома офицеров и прилегающей территории, но и принимать в нем активное участие.

Лидер ветеранов считает, что сегодня поднимать вопрос схожести памятника Марины Расковой с оригиналом не следует.

«Я думаю, что дело уже свершилось. Есть собирательный образ, действительно, это никуда не денется. Да и в конечном итоге те, кто будут приходить смотреть (на скульптуру – «4В»), очевидно, не смогут отличить ее черты от того, какой она была», - подытожил он.

Терехин рассказал, что у ветеранов выработано представление, как «превратить городок в оазис». К примеру, около детской площадки в сквере они хотели бы поставить щиты с фотографиями детей – героев Советского Союза, чтобы маленькие посетители не только отдыхали и играли, но и просвещались.

Скульптуру Марины Расковой установили с левой стороны от Вечного огня (она символизирует героизм летчиков во время ВОВ), а с правой ветераны хотят поставить монумент «За детей наших», который будет выражать подвиги летчиков уже после Второй мировой войны. Памятник, по словам Георгия Терехина, будет представлять собой идущего пилота, который снимает с руки перчатку, а впереди него бегут дети. Воплотителем замысла он видит скульптора Константина Нисмана.

«Терехин с самого начала поддерживал Нисмана, все его идеи, корректировал и вдохновлял», - отметила Ольга Мотева.

Она вспоминает, что Нисман сам выступил с инициативой создать какое-либо сооружение на территории комплекса и даже пообещал найти для этого инвестора.

У него, действительно, есть меценат — известный саратовский амбициозный бизнесмен со своеобразным вкусом, который его лоббирует и продвигает. Возможно, он же подвигнул своего скульптора внедриться в володинский проект. Не по тому ли ветераны колебались с оценкой творения Щербакова, что их кто-то наводил на эти сомнения?

В развитие проекта

Проект «Мирное небо» может быть интересен как пространственно-временное развитие монумента Расковой. А может быть, он будет избыточным, перегрузит утвержденный архитектурно-парковый ансамбль в Летном городке. Это тема отдельной дискуссии. В любом случае новый проект требует другого финансирования. И, возможно, другого инвестора. Вячеслав Володин вложил очень много личных средств и внимания в данный проект. А он у него не один и не главный.

Если совет ветеранов хочет подключить своего скульптора, то должен оценить риски. Здесь есть опасения. Нисман, может быть, и делает хорошие работы. Но, к сожалению, в прессе он стал известен как автор скандальной композиции – скульптур основателей Саратова князя Григория Засекина и боярина Федора Турова. Они были изготовлены еще в 2014 году, но так и не стали частью масштабного памятника, который в 2016 году пытался водрузить в Саратове выше обозначенный меценат. Тогда из-за низкой художественной ценности этих «элементов», которую дали им искусствоведы, власти города памятник ставить отказались. В итоге скульптурам, похожим, по меткому выражению одного из критиков, на демонстраторов «типичного русского костюма», заказчик нашел достойное место — поставил как колонны перед своим новоделом на Музейной площади.

Если продолжать ансамбль скульптурных композиций в сквере возле Дома офицеров, то его должен делать один скульптор, чтобы все было в едином стиле. И ни в коем случае его нельзя опошлять культурологическими идеями тех, кто в искусстве не разбирается и смотрит на него с обывательской точки зрения.

А пока будем ждать официального открытия на День Победы монумента Расковой, олицетворяющего всех летчиц ВОВ.

вячеслав володин, культура, памятник марине расковой

7 комментариев
Путин продлил нерабочие дни в России до 30 апреля

Путин продлил нерабочие дни в России до 30 апреля

Исаев: Оформить электронный спецпропуск можно прямо на работе

Исаев: Оформить электронный спецпропуск можно прямо на работе

Названы районы Саратовской области с зараженными коронавирусом

Названы районы Саратовской области с зараженными коронавирусом

Популярное
наверх