30 октября 17:02 в Саратове +5,3°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Вперед, Медведев!

Президент Дмитрий Медведев накануне своего послания Федеральному собранию заявил об угрозе превращения стабильности в фактор стагнации, о симптомах застоя и забронзовелости партии власти. К сожалению, он эту тему не развил в своих посылах институтам госуда

09:20, 13 декабря 2010 Автор: Вадим Рогожин

Фото: коллаж Саши Пряниковой

Президент Дмитрий Медведев накануне своего послания Федеральному собранию заявил об угрозе превращения стабильности в фактор стагнации, о симптомах застоя и забронзовелости партии власти. К сожалению, он эту тему не развил в своих посылах институтам государственной власти, опять не оправдав надежды либеральной общественности. И рискует завоевать репутацию пустослова и прилепить к себе прозвище «ДАМ, но не вам». Гарант Конституции упускает драгоценное время, которого у него почти не осталось, чтобы до конца своего президентского срока выполнить свои задумки о политической модернизации России. А она ему, как никому другому, нужна, чтобы и дальше блистать под звездами кремлевскими.

Движущая сила
За год после того, как президент сделал программное заявление в статье «Вперед, Россия!» и объявил курс на модернизацию, особо существенного в этом направлении не произошло. Лишь точечные, ничего не значащие уступки путинского режима да игра в наперстки с демократией. И причины здесь не в решительности президента, а скорее в бессилии. Во-первых, Медведев скован позицией Путина, который главенствует в тандеме. Во-вторых, чиновничество и партфункционеры, тотально погрязшие в коррупции, саботируют проведение модернизации и не желают перемен. Коррупционно-бюрократический строй, который создал и на который опирается «национальный лидер», их вполне устраивает. Они временщики, они не пекутся о развитии и укреплении государства, их цель - ухватить сейчас и побольше, а интересы страны им безразличны. Это ведет в деградации и уничтожению государственного духа. И с этой опасностью Медведев вроде как задумал бороться. Но безумно вести борьбу, не имея армии и ресурсов. А государь без армии и политической поддержки - как инфант при регенте. Как Павел I, не допущенный к трону матерью-императрицей, который командовал своим придворным полком на плацу в Гатчине.

Движущей силой нового курса государственного развития может стать только новая партия. Пока не забронзовела, не деградировала, не стала маргинальной, она заинтересована в развитии политической системы. Добившись успеха и популярности, она может стать модернизированной властью. Другого пути у Медведева нет, чтобы вытащить страну из стагнации и бюрократического болота.  

Державная демократия
Если Медведев хочет сохранить себя во власти, ему нужна своя партия, на которую он мог бы опереться. Конкурентоспособная партия, имея которую, он смог бы договариваться с Путиным о передаче власти из рук в руки. Сейчас президент, по сути, одинок. «Единая Россия» - это политическая платформа Владимира Путина, обслуживающая его властные интересы. Поэтому Медведеву важно не только ослабить тотальную хватку «ЕдРа» в рамках политической модернизации, но и создать вторую партию власти под себя, которая смогла бы потеснить первую. Чтобы наконец-то была реально создана двухпартийная система при партийном многообразии, как это есть во многих европейских странах и США. В этом видится мирная трансформация тандема, который вечно в данном виде существовать не может. Эта идея должна быть интересна и Путину, который будет уверен, что главным конкурентом его партии будет партия с близкой идеологией. Таким образом, может быть создана система псевдодемократии, какая существует в США, где управление республиканской и демократической партиями восходит к единому идеологическому центру, так называемой мировой закулисе в лице таких тайных властных организаций, как «Комитет 300», «Бильдербергский клуб» и прочих аналогичных и еще более скрытых массонских организаций, ведущих планету к новому мировому порядку. Поэтому, кто бы в Америке ни стал президентом, он, во-первых, не будет самостоятельным в принятии глобальных, стратегических решений, во-вторых, не изменит сформировавшегося государственного строя.

В Америке создано коллективное управление государством, в России же двухпартийная система может, наоборот, иметь уникальную структуру дуумвирата. О вечной коалиции здесь говорить было бы наивно, но может быть наконец создана стабильная политическая система с цивилизованной передачей власти от одной партии другой по итогам «честного» голосования. Обе при этом будут различаться в подходах управления и развития государства, но стоять на общей патриотической платформе защиты государственных интересов. Одна партия может быть более консервативной (как республиканская в США) - это «Единая Россия» во главе с Путиным, другая - более либеральная (как демократическая в США) - это партия Медведева.

Почему бы и нам не создать похожую систему, только на принципах российской державности? Создать традиции преемственности и стабильности передачи власти. Это может быть новым понятием суверенной демократии, введенным некогда Владиславом Сурковым. Он придумал красивое словосочетание, но сам же его и опошлил, являясь кремлевским демагогом, не имеющим доверия и авторитета среди общественности.

В обмен опошленному понятию новую политическую систему России можно назвать державной демократией. Она должна максимально учитывать национальные и исторические особенности развития государства, укреплять Россию как великую державу в условиях давления глобализма. Сохранять православно-культурную уникальность в противовес универсализации человечества.

Базис и надстройка
Название медведевской партии долго придумывать не надо - движение «Вперед, Россия!» уже создано на базе «Единой России». Его осталось лишь взрастить и выпестовать, сделать из него полноценную партию, которая сможет выигрывать выборы. Если «Отечество - вся Россия» и «Единство» соединяли под авторитарного президента, то в этом случае из «Единой России» можно будет выделить ее неформальную внутрипартийную фракцию правых центристов, называемую «Либерально-консервативным клубом», в новую партию. Идея создать в «ЕдРе» клубы, которые в дальнейшем переформатировались бы во внутрипартийные фракции, с тем, чтобы из них при желании можно было создавать новые контролируемые Кремлем партии, родилась в 2008 году. Путь к созданию иллюзорной демократии тогда был прерван по причине неактуальности. Самодержавному президенту тогда не зачем было плодить себе политических крикунов. Его устраивала одна партия, которая ни с кем не желала делить власть внизу, пока наверху главенствовал кайзер российского типа. Схема «единоличный президент - одна партия» была стержнем вертикали власти путинского образца. Она сделала свое дело, сцементировала распадающуюся Россию и теперь является закостенелой структурой государственного управления, нуждающуюся в реструктуризации под решение новых современных задач государственного устройства.

При создании партии можно использовать эффект преемственности. Путин дарит часть своей «ЕР» Медведеву, а тот на базе нее начинает создавать свою партию. Все довольны, процесс перемен пошел. От «ЕР» новая партия в виде движения выкормится, наберет политическое брюшко и будет отпущена в самостоятельную жизнь.
 
Нарастив каркас из либеральной части «ЕдРа, в дальнейшем его можно будет постепенно заменить. Потому как возникнет опасность, что этот каркас будет мешать развитию партии. Единороссы, переместившиеся в новую партию, станут новой номенклатурой по старому образцу, имитирующей поддержку президентского курса. Все обернется демагогией и новый партийный проект будет провален.

Создавать новую партию из имеющейся околовластной «Справедливой России» не годится, потому как она показала свою несостоятельность, даже когда ей оказывалась кремлевская протекция. Кремлю «СР» можно смело слить, как неудавшийся проект. Таких неудачников из не закрепившихся партий на властном Олимпе было уже достаточно: «Выбор России», «Наш дом - Россия», «Отечество - вся Россия», «Единство». Это были изначально провальные проекты из-за того, что им не давалась внутренняя свобода, а страна шла к централизации власти и единоначалию.

Создавать пропрезидентскую партию с нуля, на голой платформе, в регионах также не целесообразно. Это процесс долгий, а для этого уже не остается времени - президентские выборы в 12-м году. К тому же он сопряжен с опасностями политических интриг, провокаций и давления противоборствующих сил. Хотя, безусловно, созданная партия из низов, как бы из народа, из российской глубинки, по идее, имеет большую жизненную стойкость, нежели слепленная, как кукла из мякиша, политтехнологами на Старой площади столицы. Но задача это трудноразрешимая из-за политической апатии, в которой пребывает электорат. Народ у нас, как водится, либо спит и безмолвствует, либо бунтарит. А мирно бороться за свои права и интересы как-то до сих пор не научился. Сегодня новую партию снизу не поднять. За последние годы в гражданах и в элите подавлена политическая инициатива, а при иллюзорной социально-экономической стабильности в стране народ не хочет участвовать в политических движениях. Поэтому партию президента нужно формировать из того, что есть. За каркас для партстроительства взять либеральное крыло «ЕдРа». И наращивать его живыми ресурсами. В процессе выбраковки и сортировки общественников и политиков находить здравомыслящих, не зараженных бюрократическим бездельем перспективных и не закостенелых политиков, бизнесменов, еще не погрязших в коррупционных связях, активных интеллектуалов из различных сфер общества. Из них сформировать пассионарную силу, способную интенсивно продвигать свои идеи и добиваться своей интеллектуальной мощью успехов.  

Только здравомыслящим прогрессивным силам можно доверить модернизацию. А вот такие люди сейчас во власти не в авангарде, они затерты и не востребованы. Хотя в молодом поколении ощущается тяга к совершению перемен. Они только ждут призыва.

Медведевский призыв
Эта тяга видна и в самом президенте, которого условно можно отнести к среднему современно мыслящему поколению, которое может за собой повести еще неоперенное молодое. Только такой государь может вывести их за собой на передовую для реализации новых курса государства. Так поступил Петр I, создавший по сути новую партию власти, начав собирать вокруг себя новое дворянство, отрешившись от боярских порядков. Негативный пример новой партии власти, созданной государем в противовес консерваторам, мы видим в политике Ивана Грозного. Он начал государственные перемены с создания кружка Адашевского, который мог бы развиться в партию реформаторов, но отошел от этого курса, сварганив вместо этого партию власти иного содержания - опричнину. В ней основу тоже составляли молодые люди, но вместо прогрессивной эта партия стала ультратоталитарной. И вместо реформ страна скатилась после смерти тирана к Смутному времени. И радикальные перемены в государстве были отложены до воцарения Петра.

Но здесь речь идет о харизматичных, пассионарных государях. Увы, такие качества в Медведеве отсутствуют. Есть только обаяние и желание перемен. Но решительности и могущества не хватает. Поэтому президент может пойти по третьему пути. Так как он не самодержец и не может принимать единоличных решений и даже, наоборот, должен их согласовывать со своим «крестным» отцом - ему позволительно вести политику с одобрения Путина. А тому выгодна двухпартийная система, если она останется под его контролем. Консерваторы и либералы (реформаторы) постоянно боролись при дворах многих российских монархов. Со времен Александра I такой жесткой борьбы не наблюдалось разве что в правление Александра III, потому как сам император был одержимым консерватором. Поэтому Путину, который готовится вновь занять кремлевский престол, выгодно, чтобы в противовес забронзовевшей «Единой России» появилась партия реформаторов, с которой главная партия власти создаст коалицию для формирования конституционного большинства. И чтобы ее лидер стал премьер-министром, то есть непосредственным исполнителем тех преобразований, которые будет выдвигать его партия. Эта идея очень своевременна, особенно при прогнозируемой Сурковым и другими политаналитиками потери в следующей Госдуме у «ЕР» конституционного большинства. Здесь самое время создать вторую лояльную партию и вновь поиграть в управляемую демократию, только не столь издевательски цинично, как было до сих пор при Путине. Можно создать хотя бы иллюзию выборов, как, например, в тех же Штатах.

Горизонталь власти

Медведев свою партию, если и захочет создать в ближайшее время, не успеет вывести на лидирующие позиции к выборам 2011 года. Поэтому на поддержку этой силы при решении о выставлении своей кандидатуры на выборы президента он положиться не сможет. Фактический российский правитель даже, может быть, заблокирует создание под Медведева партии до президентских выборов. А после них, может быть, по вышеуказанным выгодам, и разрешат создать. А нынешний хранитель трона переместится в премьер-министры и досидит в этом кресле шесть лет, если хорошо будет себя вести. За этот период вполне возможно создать двухпартийную систему, о которой идет речь. Схема рокировок будет такая: партия Медведева -толчок, прорыв, партия Путина - последующая консервация достигнутого. И так далее. Единство и борьба противоположностей, инь и янь - идеальная система.

Так на самом деле и строилась государственная власть после Сталина. Хрущев - оттепель (или слякоть), Брежнев (и последующие геронтократы) - застой, Горбачев - перестройка. Ельцин (который развил эпоху перемен) - реформы, Путин - консерватизм. Настало время модернизации. Вся проблема в том, что за оставшиеся два года ее не совершить. А потом, вероятно, будет вновь стагнация недоделанного. А нереализованные идеи усугубляют чувство неудовлетворенности, провоцируя негативные выплески.

По хорошему, Путин должен отдать Медведеву еще один срок, чтобы тот смог завершить начатую модернизацию, и после этого вернуться в президентство, чтобы законсервировать преобразования. Но жажда власти сильнее государственной целесообразности. Поэтому ВВП попробует сделать, как мы предполагаем, такую горизонталь власти: он президент-консерватор, Медведев - премьер-реформатор. Инь и янь на вершине государства Российского. Двуглавое царство. Здесь даже российский герб, где орлы смотрят в разные стороны, приобретает еще один символический смысл.

Екатерина II сочетала в своей политике прогрессивные подходы (просвещение) и консерватизм (абсолютизм монархии и патриархальные порядки) одновременно. Она предстала в истории как просвещенная императрица, однако не позволила России скатиться к вольтерьянству, которое во Франции привело к якобинству. Путин не похож на российских императоров. По духу ему ближе германские кайзеры, и характер его политики похож на мировоззрение Бисмарка и Вильгельма II. Оба они стремились объединить Германию, вели агрессивную политику и интенсивную модернизацию экономики, сохраняя при этом самодержавие при парадном парламентаризме. Кстати, Бисмарк был канцлером при слабом императоре Вильгельме I (аналог Путина и Медведева). А Вильгельм II, развязавший Первую мировую войну (аналог Путина-президента), был не просто правителем, а лидером нации, подмявшим под себя и рейхстаг, и армию, и правительство во главе с канцлером. Кончил он плохо: отрекся от престола в результате ноябрьской революции 1918 года, через полтора года после того, как то же самое сделал его кузен и неприятель Николай II.

Тогда в России тоже шла модернизация, начавшаяся в конце XIX века. Витте и Столыпин были ее главными идеологами и реформаторами. Но все упиралось в упрямство царя, не желавшего поступаться абсолютизмом монархии, считая ее единственной спасительницей государства Российского. Это, может быть, и так, но Николай не подходил на роль самодержца: он оказался личностью упрямой, но слабохарактерной, не уступчивой, но нерешительной. И  противоположной Петру. Император не понимал, что мир меняется и время бежит быстрее его консервативных взглядов, он был зациклен, нерасторопен, в результате запаздывал в принятии решений по демократизации и конституцилизации власти, а когда соглашался на уступки, они уже оказывались неактуальными, и новые требования либералов и социалистов еще больше усугубляли ситуацию. В результате вместо того, чтобы создать Конституцию, отказаться от абсолютизма власти и сделать из монарха нечто подобное российскому президенту, который имеет колоссальную власть, Николай вверг страну в политический кризис, в революцию, которую еще в первой декаде ХХ века можно было предотвратить.

Вильгельм и Николай правили в одно время и были разные по характеру государи, но участь их схожа (финал, правда, разный: один умер в изгнании, другого с семьей расстреляли). Одной из главных причин их падения было то, что, проводя интенсивную индустриализацию, они тормозили политическую модернизацию, которая не успевала за быстро меняющимися временами.

Сейчас в России во многом схожая ситуация - страна находится в узле опасных противоречий. Ей требуется модернизация, чтобы устоять в конкуренции, как со старыми развитыми державами, так и с развивающимися (БРИК). Но экономическая модернизация не возможна без политической. Без слома тотальной коррупционно-бюрократической системы не поднять военную и экономическую мощь державы. Эта паразитическая форма губит Россию, и последствия могут быть плачевными и даже трагическими. И здесь Путину важно понять, что ему лучше вовремя отойти в тень, не мешая двигаться России вперед.
     
Власть Путина держится на высокой цене энергоресурсов. Как держался советский строй на экспорте нефти. Никаких существенных преобразований и модернизации в экономике не происходит, страна грабится, а не развивается. Как только нефть падет в цене - падет и режим Путина, если он не введет в стране чрезвычайное положение, а фактически - диктатуру. Но и это в перспективе не поможет ему предотвратить поражение. Ведь власть ВВП держится на коррумпированной бюрократии и продажных правоохранительных органах, на круговой поруке. А такая система неустойчива.

Надвигающийся государственный кризис может ослабить реально осуществляемая модернизация с целью перестроить ресурсную экономику на промышленно развитую. Это осознает Медведев. Здесь важно, чтобы новый курс бюрократия не завалила, не опорочила и не дискредитировала. Пока президенту в его устремлениях народ не помогает. Но молчаливый народ рано и поздно потребует перемен. Мы едва не подкатились к социальному и политическому взрыву во время еще не остывшего финансового кризиса. Уже тогда власть впала в паническое настроение, хотя россияне тогда еще не пришли в состояние протеста. Но если будет более жесткий кризис, который многие эксперты прогнозируют, бунта не избежать. Он будет как всегда безжалостен и беспощаден. Нам дано в лучшем случае два года, ну, может быть, три. И этот кризис станет лишь предвестником глобальных разрушений в финансах и промышленности, а дальше - слома государственных устоев по всему миру. Если мы к этому времени не проведем первый этап модернизации и не противопоставим себя урагану всеразрушающей глобализации кризиса, нас сметет, и негодование масс тогда можно будет остановить только силой.

Полагаем, это понимает президент. Но пока он не решителен в проведении модернизации, ему не хватает воли и политической поддержки. А таковая может прийти от партии, которая будет выстроена под него. Если он по настоящему хочет модернизации, для этого ему нужно оторваться от сковывающей его номенклатуры, вырваться из опеки авторитарного и консервативного Путина, который свою историческую роль в России выполнил - предотвратил распад государства и не создал государственную систему западного образца. Но теперь нужно двигаться вперед, чего, видимо, Путин не понимает или боится делать. Всегда лучше законсервировать свои успехи, чем рисковать, совершенствуя сделанное. Поэтому он должен уступить власть другому на договорных началах при сохранении коалиции. Здесь в идеале просматривается оптимальная система власти. Однако все, как всегда в России пойдет по наихудшему варианту.

В Саратовской области за сутки коронавирус нашли у четырех беременных и 20 детей

В Саратовской области за сутки коронавирус нашли у четырех беременных и 20 детей

В Саратове заработал колл-центр с врачами для консультирования пациентов

В Саратове заработал колл-центр с врачами для консультирования пациентов

Вячеслав Володин призвал создать проект всестороннего развития поселка Жасминный

Вячеслав Володин призвал создать проект всестороннего развития поселка Жасминный

Популярное
наверх