31 октября 11:26 в Саратове +7,2°C
Доллар 63.71 Евро 70.02

Продвинутый зампред

Ноутбук, айфон, айпэд, интерактивная доска, больше техники и меньше бумаги - так выглядит кабинет заместителя председателя областного правительства Сергея Шувалова, отвечающего за информатизацию исполнительной власти региона. Впервые после скандальной отст

09:00, 16 декабря 2010 Автор: Беседовал Дмитрий Антипин

Ноутбук, айфон, айпэд, интерактивная доска, больше техники и меньше бумаги - так выглядит кабинет заместителя председателя областного правительства Сергея Шувалова, отвечающего за информатизацию исполнительной власти региона. Из уст чиновника, чью голову давно украсила седина, часто вырываются современные словечки вроде «аська» (программа ICQ) или «спам» (как правило, электронные письма или сообщения рекламного характера).

Шувалов утверждает, что это все не показуха и он действительно давно апрегрейдился, простите, усовершенствовал собственные знания во вверенной ему сфере. Впервые после скандальной отставки с должности сенатора и перехода в региональное правительство Сергей Алексеевич дал развернутое интервью. Шувалов рассказал о новой работе и вспомнил прежнюю, времен экс-губернатора Дмитрия Аяцкова.

Взрослые игрушки или рабочие инструменты?
- Сергей Алексеевич, судя по всем этим гаджетам на вашем столе, вы продвинутый в такой сфере человек.

- Вот уже пять-шесть лет я не пишу авторучкой, а работаю в основном с техникой…
- Секундочку, а вот же ручка.
- Приходится использовать для написания резолюций (улыбается, – авт.). Но тексты набираю только на компьютере.
У меня один из первых айфонов в Саратове, еще американский. С коллегами я общаюсь по скайпу и электронной почте. Могу связаться, например, с каким-нибудь сенатором. У меня есть айпэд: когда еду в Москву, беру с собой планшет, потому что возить ноутбук стало тяжело. Да, он достаточно суженный в функциях: нет «ворда», но есть программа «Блокнот», в которой можно напечатать любой текст. И клавиатура у него удобная: сенсорная, занимает одну треть экрана.
- Вместо стационарного компьютера на столе у вас ноутбук...
- Да вот хочу поставить монитор и подсоединяться к нему. Просто в течение длительного времени работать на маленьком экране тяжеловато.
- А это что за телефон с такой красивой расцветкой?
- Это? Служебный. Старье! Я им практически не пользуюсь.
- Для чего вам нужен Интернет?
- Пользуюсь в большом объеме. Стараюсь смотреть аналитические статьи. В частности, зарубежных экономистов, политическую аналитику. Я же доктор экономических наук, профессор, поэтому много читаю соответствующей литературы. Иногда пользуюсь платными услугами, поскольку в Интернете есть и эксклюзив.  
- Социальными сетями, блогами пользуетесь?

- Социальные сети вроде «Одноклассники», «Вконтакте» не люблю, даже не регистрировался. Одно время у меня была «аська», потом достал спам - сильно отвлекает. Сейчас «аська» не установлена. У меня все в «гугле», «гэмэйле». Могу дать адрес электронной почты – будете письма мне писать (улыбается, – авт.).
Блог не веду. Мне его очень легко завести, еще проще – твиттер, но пока нет. Мы ограничены аппаратными стандартами в высказываниях и мнениях. У меня масса своих мнений, но есть определенная служебная этика. Я уже однажды сказал: вот Павел Леонидович станет блог вести - и Сергей Алексеевич тоже начнет.
- Кстати, Ипатов консервативен в этом плане?
- Нет, напротив, губернатор продвинутый, и достаточно серьезно. Ипатов почти 30 лет проработал директором атомной станции. Предприятие по характеру деятельности, организации производства, контролю и т.д. изначально было обречено на полные информационные защиту и управление. Как директор АЭС Павел Леонидович, по сути, всегда работал в режиме ситуационного центра. Для него информационные технологии не какие-то игрушки, а реальный и понимаемый ресурс. Я считаю, что все эти айпэды под мышкой – больше показушные вещи.
Вот мы недавно были на мероприятии в Твери. Там присутствовали губернаторы Кировской области Никита Белых и Пермского края Олег Чиркунов. Они ведут свои блоги и твиттеры. И вот, значит, сидят с этими айпэдами, сразу все передают в Сеть, а тут уже у них и айфончик свистит... Пока это все больше средство некой забавы, мне представляется.
У Ипатова есть айфон, айпэда пока нет, у него хороший ноутбук. В общем, губернатор не лишен возможности и способности работать в Интернете.
- Я тоже веду блог и могу запросто пообщаться с Чиркуновым, что недавно и сделал, а с нашим губернатором - нет. Жалко, что жители области лишены прямого выхода на Ипатова.
- Да, для вас, журналистов, это интересно. Но если говорить серьезно, то это не самое главное. Люди неодинаковы и увлечены разными вещами. Вот Чиркунов «шпарит» в твиттере. Ну хватает у него времени – ради Бога.
У нас министры начали блоги открывать. Мы это приветствуем.
- Чувствуется, что делают они это по указке сверху.
- Хотите верьте, хотите нет, но абсолютно не по указке. Мы никому заданий и поручений никаких не давали.
- Но все равно их неинтересно читать – одна официальщина.
- В чем и вся проблема. Мы сейчас создадим такие фанерные блоги, как я их называю, а они никому не интересны: ни владельцу, ни читателю. Блог должен быть живым, почему и назвали сайт «Живым журналом».
Кстати, если бы судьба меня не сюда бросила, а оставила на улице, как это было, я бы вообще организовал сайт, где публиковал политический спам. Вот вам же шлют рассылку, и вы думаете, купировать или не купировать, а я бы публиковал всё.

Не стоять в стороне
- Ваша должность в региональном правительстве новая и о ней мало что слышно. Что входит в круг ваших обязанностей?
- Должность появилась не случайно и не потому, что она связана конкретно со мной, просто несколько событий совпали одновременно. Есть такой сегодня достаточно серьезный общественный орган – совет при президенте России по развитию информационного общества. В начале года на очередном его заседании приняли рекомендацию, чтобы во всех регионах для активного развития программы создания информационного правительства и информатизации общества выделили отдельного заместителя губернатора. Т.е. такой статусный пост рекомендовали ввести на каждой территории. В Саратовской области должность образовали в мае, а в июне я приступил к обязанностям. Чуть позже создали комитет по информатизации, который ведет в основном работу по организации взаимодействия министерств и ведомств с муниципальными образованиями, федеральными структурами. Правда, он малочисленный, но оптимальный – всего 13 человек.
Если говорить о целях, которые преследуются, то они тоже, в принципе, известны. Достаточно почитать прессу, посмотреть решения соответствующих структур по вопросам информатизации. Если говорить широко, то, хотим мы этого или нет, идет процесс зарождения информационного общества. Его никто насильно не создает, этот процесс объективный, и он идет, как вообще развитие общества, каждого человека. Телевизор (а завтра уже цифровое ТВ), сотовая связь, эсэмэс, скайп, Интернет - сегодня это уже образ жизни. Вот вы пришли с диктофоном - это маленький элементик информационного общества.
Мы не должны оставаться в стороне. Никто не говорит, что задача власти - дать приказ о создании информационного благоденствия. Это совершенно неправильно. Мы лишь стимулируем развитие. Сегодня так получилось, что и по информатизации Россия отстает от более развитых стран мирового сообщества, поэтому президент, структуры правительства озабочены этим и стараются прилагать усилия, чтобы общество развивалось как можно быстрее. Сегодня, кроме молодых, есть люди преклонного возраста, а также большой маргинальный социальный слой. Эти люди не хотят и не понимают информатизации. Их никто не трогает и не заставляет делать это.
Кстати, сегодня очень интересная такая кампания идет: мы завалены бумагами, которые сделаны под копирку, с принципиальным отказом от получения универсальной электронной карты. Обращения адресованы президенту, председателю Правительства. Видимо, кампания идет по всей России, потому что строчка «губернатор» пустая и заявитель вписывает туда фамилию главы региона. Кто это инициирует, неизвестно, но скоро, похоже, узнаем.
Так вот, никто не заставляет человека вступать в лоно информатизации. Если у него есть это желание, то он будет совершенствовать свои компьютерные навыки, осваивать технологии. Если нет, то он не обзаведется электронной картой, а будет получать услуги в обычном режиме – с паспортом или другими документами.
С другой стороны, чтобы процесс информатизации шел организованно, существует целый ряд документов. У нас своя программа принята, на федеральном уровне – своя. В Саратовской области на три года, там до 2020-го. Необязательно должно быть полное совпадение. На региональном уровне даже трехлетняя программа – это много. Все-таки мы живем гораздо плотнее и жестче с точки зрения финансового обеспечения, событийности и всего прочего. Поэтому программы, на мой взгляд, должны быть годовыми.

- Ваше направление созвучно с курсом президента на модернизацию. Может быть, вам стоит предложить губернатору расширить в правительстве эту сферу и курировать процессы модернизации в области?
- Я не хочу спорить с президентом, но мы всегда в плену у каких-то новых словечек: то у нас «перестройка» была, то «ускорение», то еще что-то. Сейчас кому-то понравилось слово «модернизация». Почему я так ерничаю? У понятия «модернизация» есть огромный, глубокий смысл. Причем модернизация – процесс объективного развития общества. У этого определения два направления. Одно – технологическое. Например, из обычного утюга сделали устройство с отпаривателем.
Модернизация общества – гораздо более комплексный и многогранный процесс. Это изменения в целом сознания членов социума, поэтому наша модернизация, которая сейчас объявлена, на перепутье. Технологической ее вроде признать нельзя, это слишком утилитарно. А организовать, изменить общественное сознание одними решениями органов власти невозможно.
Почему я приветствую информатизацию общества? Не потому, что я такой продвинутый пользователь и это моя должность, а потому, что я уже сам всё выстрадал и понимаю: это просто удобно, увеличивает эффективность труда. Не звонить людям и не объяснять по 10 раз, а четко написать и получить оперативный ответ. Простой пример – получение  пособий на ребенка: нужно уделить полдня, чтобы прийти в орган соцзащиты, написать заявление, постоять в очереди и уже потом получить деньги, а можно завести карточку, идентифицироваться - и деньги начнут на нее ежемесячно поступать. При этом не придется тратить столько времени.

«Все под Богом ходим»
- Вы довольны своим местом, с вашим-то потенциалом экономиста и политика?
- Доволен только тем, что за всю свою жизнь я никогда не искал себе работу. Мне ее всегда предлагали. Так же и с этой. Чувствую, что нынешняя должность мне по силам.
- Как ни крути, вы человек из команды Аяцкова и стать своим у Ипатова будет тяжело. Сумеете ли вы добиться к себе расположение губернатора?
- В команде Аяцкова я не вступал в круг его нерабочих отношений. То же самое и в команде Ипатова. Никакой дополнительной любви и преференций от обоих губернаторов не требовал и не собираюсь.
- Чем вы занимались в Совете Федерации? В тот период вас практически не было слышно. С чем было связно молчание?
- Ожидал такого вопроса. Почему-то мы и здесь находимся, как говорят сейчас на улице, в «непонятках», т.е. заблуждениях. Это депутатам нужен политический пиар: мол, я – народный избранник рву сорочку или тельняшку за родную территорию, для этого только и попал в законодательный орган. И в Госдуме, и в Совете Федерации есть свои жесткие, четко определенные функции.
В свое время журналисты спросили Валентина Завадникова, что он, будучи сенатором от Саратовской области, делает для нее. На что Завадников жестко ответил: «Я работаю в верхней палате Парламента и служу президенту и Конституции». Сенатору не требуется дополнительный пиар, большинство им не занимаются, а просто работают. Причем работы много, она требует профессиональных знаний и опыта.
Я был одним из заместителей председателя комитета по бюджету. Круг моих обязанностей – вопросы таможенного законодательства и стабилизационный фонд. Кроме того, за пять лет я внес более 100 законодательных инициатив и поправок в различные законы. Самым большим делом было завершение работ по принятию Модельного Таможенного кодекса, благодаря чему сейчас создан и работает Таможенный союз. За это ваш покорный слуга был удостоен государственной награды.
Кроме того, работая в комитете по бюджету, я входил в состав трехсторонней комиссии, которая решает все вопросы по распределению средств между регионами. Задача любого депутата и сенатора, который входит в эту структуру, не приписать нолик-другой своей территории, а проследить, справедливо или нет распределены средства.
- Согласны, что ваше назначение было компромиссным решением? Начиналось все со скандала, когда губернатор вас заменил в Совете Федерации на Владимира Гусева, а новое место работы не предложил, как того требовал закон.
- Мое назначение в большей степени было некомпромиссным и только на последней стадии таковым. По закону мне как человеку, отработавшему установленный пятилетний срок в Совете Федерации, должны были предоставить предыдущее или равноценное место работы. Предыдущей являлась должность спикера областной думы, но на нее я не мог вернуться – она выборная. А в региональный парламент я уходил с должности вице-губернатора, первого заместителя правительства. Сейчас это место занято. Я никогда не претендовал на должность Александра Бабичева или какого-то другого человека. Когда дошли до равноценности, тут и возник компромисс.

- Правда, что за вас просил председатель Совета Федерации Сергей Миронов?
- От него, как мне говорили, было письмо губернатору. Я писем не писал, а чужие не читаю.
- Вашему назначению в правительство сильно противилась верхушка местной «Единой России». За что они вас так невзлюбили?
- Не могу дать по этому поводу никаких комментариев. Я ничего про это не знаю.
- Все равно кажется, что ваша должность несколько искусственная и ее появление вызвано тем, что Ипатов подыскал для вас близкий к потерянному статус. Не боитесь, что губернатор, условно выполнив обязательства трудоустроить, через год отправит вас в отставку, скажем, по сокращению?
- Все мы под Богом ходим, и чиновники в том числе. Практически всю жизнь я проработал в аппарате, становясь очевидцем кадровых перипетий. Меня уже многое в жизни удивляло. Но возможно всё.
Хотя я не соглашусь с тем, что должность искусственная. Ладно бы пришли к Сергею Алексеевичу, а он не может эсэмэс отправить. Представляется, что нахожусь на своем месте, в общем-то.
Давайте не будем забывать о том, что ваш покорный слуга первым в стране, работая в правительстве Саратовской области в 1979 году (речь идет об обкоме КПСС, -  авт.), осуществил информатизацию бюджетного процесса. Это был мой первый проект, когда я начал здесь работать в должности зампреда и курировал министерства экономики и финансов. Мы создали свое казначейство, которое работает поныне. Практически реализовали идею повышения качества бюджетного планирования и администрирования, переведя жизнь бюджета на единый корсчет. У нас сегодня самое продвинутое по информатизации бюджетного процесса министерство финансов в стране.

Дела давно минувших лет
- Как спустя время оцениваете работу команды Аяцкова и его лично?
- Сложный вопрос. В общем-то, вряд ли у меня будет на него ответ. Я сейчас вернулся в другой ипостаси. И потом, не мне давать оценку работе команды Ипатова, Аяцкова. Пусть люди скажут.
- Аяцков был «заводным» губернатором, с чем сам соглашается, и команда у него была под стать. Чего стоит только областной депутат Александр Ландо, который и ныне в фаворе... О вас тоже говорят как о человеке остроумном, с неординарным мышлением, опять же активном участнике аяцковских капустников.
- Участие в них тоже было частью работы. Неписанный регламент аппаратной жизни всегда существует. Если в правительстве организовывают капустник, то первый заместитель губернатора не может на нем не быть, нельзя сидеть с кислым лицом, надо что-то делать, играть свою роль. Хотя, не скрою, мы находили в этом и удовольствие, отдушину.
- В общем, с охотой принимали участие в капустниках, а сейчас?
- Ни на одном не был.
- Не скучно? Вы еще так высоко сидите в здании правительства, на десятом этаже, когда все действа внизу.
- Нет. Я спускаться не собираюсь – мне и тут неплохо.
- В истории сохранилась легенда, что вы тогда входили в тройку вершителей экономических дел в области: Аяцков – Шувалов – Пипия. И были в ней финансовым мозгом. Эта легенда похожа на истину?
- Она совершенно не имеет отношения к правде, поскольку, когда я уже стал вице-губернатором, курируя экономику и финансы, мы разделили с Аяцковым сферы: он занимался политикой и пиаром, а я - хозяйством. Он порой на 80% не знал, что происходит в финансах региона. Говорить, что Аяцков, Шувалов, Пипия «пилили» бюджетные деньги, просто несерьезно.
- Вы были замешаны в самом громком скандале тех времен – аферой с «Кейсами». Именно с нее, считается, началось падение Аяцкова.
- Никакой аферы не было. Не знаю, кто придумал и почему жива эта тема. Наверное, это больше журналистская выдумка. Была нормальная, в общем-то, сделка по приобретению нужной техники. В основном ее покупали за счет федерального бюджета. Путь этому проекту дал, как ни странно, высокий по статусу человек, которого и тогда, и сейчас зовут Владимиром Владимировичем Путиным. Это было его первое распоряжение в должности и.о. председателя Правительства страны, и касалось оно проекта «Кейсов». Уже здесь его превратили в антипиар власти.
- Кому это надо было? Есть мнение, что уголовное дело по «Кейсам» возбудил тогдашний областной прокурор Анатолий Бондар, когда решил убрать губернатора.
- Не могу комментировать, кого и кто захотел убрать. Я под следствием находился без  10 дней три года. Хотя, согласно первому же решению областного суда, через месяц-два после возбуждения дела не было не то что состава преступления - самого события. Думаю,  сотрудники прокуратуры беспокоилась не столько об освобождении меня или Аяцкова от должности, а защищали честь мундира.
Кстати, история закончилась возбуждением дела против губернатора. Тогда я говорил: против меня возбудили дело за то, что я не заплатил, а против Аяцкова – за то, что он заплатил. Парадокс!
- Какова роль Бондара в падении Аяцкова?
- Вопрос не ко мне.
- Вы сейчас общаетесь с Аяцковым? Какие складываются отношения?
- Как и раньше. Вот у него был 60-летний юбилей. Я позвонил,  поздравил.
- Не встречаетесь?
- Нет.
- А с остальными членами команды Аяцкова?
- Практически нет. Кстати, у Аяцкова было три команды в разные промежутки времени.
- Не чувствуете себя одиночкой в правительстве Ипатова?
- Нет. Такой вопрос возникает, когда возвращается бывший начальник или когда им становится коллега. Тогда спрашивают, как новые отношения складываются. Я пришел на уровень зампреда. Ни у кого ничего не прошу, и у меня тоже никто ничего не просит. Каждый выполняет свою работу. Когда мне нужно кого-то похвалить, я звоню и говорю. Когда мне нужно поругать и высказать замечание, также спокойно приглашаю или звоню. Сказать, что меня не уважают, не здороваются или целуют каждый день взасос, несерьезно.

«На судьбу не грешу»
- Предположим, вам внезапно предложили уйти на месяц в отпуск. Чем бы занялись? Чем вы любите вообще заниматься в свободное время?
- Его, как правило, не бывает. Если есть, занимаюсь семьей, внуками, детьми. А если абсолютно свободное время, пишу книги на экономические темы. Есть у меня такая слабость.
Люблю рыбалку и охоту. У меня отец – известный в СССР кинолог, поэтому в доме всегда было по пять-шесть собак. Замечу: люблю истинную охоту, по правилам и исконными русскими традициям, в отличие от пьянки в сапогах.
- Говорят, вы играете на гитаре и сочиняете песни.
- Еще со студенческих времен. Дома у меня есть уникальная 12-струнная гитара, электроакустическая и обычная. Это для души, для близких и друзей. В свое время и КВН в Саратовской области возрождал. За время учебы в институте прошел славный путь от простого студента-отличника до участника художественной самодеятельности. Был свой театр миниатюр, вокально-инструментальные ансамбли. Обо мне мало кто знает что-то личностное. Но мемуары писать не собираюсь!
Есть такое выражение: человек начинает писать мемуары тогда, когда он совершенно не помнит, что было, но помнит все, чего не было. Да и, с другой стороны, я много чего могу написать, но кому это интересно? Мемуаристы обычно пишут, чтобы удовлетворить собственные чувства, тщеславие.
Мне повезло в жизни: удалось поработать в жесткой административной системе в компартии, где было 240 человек в обкоме КПСС, которые не занимались партийными делами, а управляли областным хозяйством. Мне всегда везет в новых делах. В правительстве стал заниматься приватизацией, когда пришел из обкома. Потом  работал шесть лет в рынке, изучив на практике все прелести бытия малого бизнеса. Когда вернулся в правительство во времена Аяцкова, представилась возможность быть практикующим экономистом. Именно тогда придумал и реализовал бюджет развития, много других новаций. На судьбу не грешу.


 

В Саратовской области коронавирусом заразились еще 196 человек. Всего 20513

В Саратовской области коронавирусом заразились еще 196 человек. Всего 20513

Губернатор раскритиковал некачественное строительство домов для сирот в Петровске и Аткарске

Губернатор раскритиковал некачественное строительство домов для сирот в Петровске и Аткарске

В Саратовской области за сутки коронавирус нашли у четырех беременных и 20 детей

В Саратовской области за сутки коронавирус нашли у четырех беременных и 20 детей

Популярное
наверх