24 ноября 19:03 в Саратове 0,4°C
Доллар 58.53 Евро 69.33

Депутатский фонд: Мало денег — никчемный депутат

«Четвертая власть» провела заочную дискуссию между парламентариями Саратовской областной думы по проблеме увеличения депутатского фонда.

09:00, 19 октября 2017

Депутаты вновь избранного состава Саратовской областной думы оказались в основном «бессребрениками». Это, назовем их так, социальные депутаты — работники соцсферы, бывшие чиновники или мелкие предприниматели. У них нет финансовой возможности оказывать материальную помощь своим избирателям за свой счет. Они могут рассчитывать лишь на депутатский фонд (точнее – квоту в резервном фонде правительства области). Сейчас она составляет 1 млн рублей. Сумма не велика, если понимать, что у каждого депутата в округе более 80 тысяч избирателей, не считая детей.

Мало того, новые депутаты оказались с пустым «кошельком». Их депутатский фонд на текущий год исчерпали предшественники еще к июлю. Те депутаты, которые вновь баллотировались в думу, наверняка, использовали его в своей предвыборной кампании. Причем некоторые в этот раз баллотировались в других округах, то есть деньги, предназначенные избирателям одного округа, передавались жителям другого. А новые депутаты вошли в думу с пустыми карманами. Они не смогут до нового года оказывать материальную помощь своим избирателям. Такая несправедливость происходит после каждых выборов. И никто не додумался законодательно ее отрегулировать.

Так что депутат облдумы сможет использовать свою квоту только со следующего года. Но и она очень мала. В начале 2000-х депутатский фонд составлял 3-5 млн рублей. Теперь эту сумму высушили до одного млн рублей. Видимо, руководство области исходило из того, что областной бюджет дефицитный, а в думу преимущественно избираются богачи. Ее иногда журналисты иронично называли «боярская дума» из-за засилья в ней местных олигархов: директоров крупных компаний и предприятий, фермеров-помещиков. Они имеют возможность оказывать помощь избирателям за счет своих ресурсов. Но на нынешних выборах политическая линия была изменена. Помещики и фабриканты в думе остались, но их число сократилось. Была сделана ставка на социальный состав. В областной парламент прошло много руководителей соцсферы и даже рабочей среды, которые живут на одну зарплату. Так от КПРФ прошел печатник Александр Нараевский — пожалуй, самый бедный депутат. А вот скажем, депутат от «Единой России» Сергей Харьков, директор сельской школы вынужден добираться в думу из Алгая на рейсовом автобусе — у него нет даже пригодного для далеких переездов автомобиля. Естественно, у таких депутатов, у них не то, что нет свободных собственных средств, они сами нуждаются в материальной помощи. У директоров школ или главврачей (например, Юлии Ермаковой или Анастасии Ребровой — обе из фракции «ЕР») зарплаты выше, но они не могут выделить средства для избирателей из бюджета своих учреждений.

Как же тогда они могут полноценно исполнять свои депутатские обязанности, если вынуждены размазывать по десяткам тысяч людей в течение года жалкий миллион? А ведь большинство депутатов являются представителями сельских районов, жители которых, надо прямо сказать, составляют беднейшие слои населения губернии. И, соответственно, таким округам нужно больше денег, так как страждущих там больше.

К депутатам, как правило, идут те, кто не может получить поддержку иным способом. К примеру, те же погорельцы, многодетные, тяжело больные. А народный избранник не может им дать больше 10 тысяч.

Очевидно, что депутатский фонд нужно увеличивать. Со следующего года хотя бы в два раза. Тем более, что минфин заявляет, что в 2018 году областной бюджет перестанет быть дефицитным, а в 2019 году и вовсе станет профицитным. То есть деньги у правительства есть. И они могут поделиться ими с депутатами, помочь им в реализации своих функций.

Однако в правительстве сложилось мнение, что депутатам хватит и миллиона. А основные средства по социальным статьям нужно направлять на развитие социальной сферы и приведение ее в должное состояние. Но участвовать в этом могут и депутаты, если увеличить их квоты. Сейчас парламентарий может потратить свой фонд преимущественно на оказание адресной помощи конкретным людям. В редких случаях денег хватит на коллективы. А бывали времена, когда народные избранники участвовали в рамках своего фонда в ремонтах школ, клубов, покупке оборудования.

Руководство облдумы и депутаты должны понимать, что нужно повышать свое политическое влияние — тем более, что это новый тренд, реализуемый федеральной властью. Пример тому — Госдума, влияние которой за год сильно выросло. А без денег никакого влияния добиться нельзя. Депутаты, а не чиновники принимают областной бюджет. И в силах первых внести поправку в статью о резервном фонде, в которой увеличить квоту до 2 млн руб на одного депутата.

Разговоры о том, что бюджет дефицитный, поэтому повышать депутатский фонд нет возможности, абсолютно не состоятельны. Депутаты участвуют в финансировании той же социальной сферы и среды обитания людей. Но здесь есть еще и преимущество — представитель народа лучше знает, кому нужно оказать помощь в его округе в первую очередь, чем чиновник из правительства. 

К тому же депутатский фонд почти полностью подконтролен. Чтобы оказать помощь конкретному человеку, скажем на лечение, надо собрать кипу документов, предоставить в министерство соцзащиты, где ее проверят и утвердят, а уже затем казначейство выделит деньги. Процедура абсолютно прозрачная с точки зрения закона. Так что потратить на себя любимого или родственников – не получится. Так же депутат может лучше проконтролировать смету расходов на социальное учреждение, которое будет финансироваться по его линии. Всем прекрасно известно, как завышаются сметы на ремонты школ, больниц, дорог, цены на оборудование, если они проводятся через соответствующие ведомства. Так что эффективность расходования средств через депутатский фонд на порядок выше.

Это еще и вопрос парламентского контроля.

Поэтому депутатский фонд — это не столько финансовый, сколь политический вопрос. Еще раз повторимся — это вопрос повышения уровня влиятельности областной думы как второй власти, так и персонально депутата.

Вот они и должны принять решение — хотят ли усиления своего влияния, хотят ли более эффективно помогать избирателям и соцсфере своего округа и области в целом.

***

Что думают депутаты облдумы об увеличении и расходовании депутатского фонда

Леонид Писной, гендиректор «Саратовоблжилстрой», фракция «Единая Россия»:

«Депутатский фонд так называемый в юридическом понятии – это право на использование части резервного фонда правительства в рамках своей территории, поэтому этих денег мало всегда. Если судить из моего опыта, то там не только материальная помощь. Мне как руководителю крупного предприятия проще сделать это за счет других доходов. Это в том числе адресная поддержка социальной сферы, иногда бывает, что нужно что-то детскому саду. Поэтому  хоть миллион, хоть два – все равно будет мало. Вопросов, конечно, ежегодно таких текущих, которые невозможно учесть при формировании бюджета, их масса. Для тех депутатов, которые в силу отсутствия бизнеса не имеют возможности оказания материальной поддержки избирателей, конечно, фонд нужно увеличивать. Если депутат идет куда-то на встречу, возникает вопрос, он говорит, что решит этот вопрос, а для этого нужны какие-то материальные средства, а депутат не имеет возможности их изыскать, то поддержка такого депутата у населения будет снижаться. И в этом нет ничего зазорного, потому что при формировании бюджета невозможно предусмотреть все жизненные ситуации. Давайте возьмем такую вещь, как пожары. Все, тупик, сгорают дома, людям просто некуда идти. Если есть возможность сейчас при принятии бюджета вот эту квоту так называемую увеличить, то, конечно, ее надо увеличивать».

Дмитрий Пьяных, председатель комитета по спорту, туризму, молодежи, фракция ЛДПР:

«Поддержка наших избирателей, безусловно, важна. Об увеличении фонда сейчас говорить не могу. В областной думе я пока не сталкивался с депутатским фондом. Все много о нем говорят, но я депутат молодой и не совсем еще разобрался, что это такое и с чем его едят. Я слышал, что это через казначейство проходит, это сложный процесс. Поэтому затрудняюсь ответить, а нужно ли его увеличивать, потому что не сталкивался с его тратами».

Алла Лосина, председатель комитета по культуре, общественным отношениям, информационной политике, фракция «Единая Россия»

«Я согласна. Раньше так и было, было 3 миллиона рублей. Но, учитывая, что у нас сейчас есть в области проблемы с бюджетом, поэтому, я думаю, вряд ли правительство области изыщет возможность, чтобы увеличить вот этот депутатский в 2, в 3 раза, хоть на сколько. Хоть на 200 тысяч – уже было бы полезно. Но такой возможности, видимо, нет».

Сергей Харьков, директор сельской школы Алгайского района, фракция «Единая Россия»:

«Я совсем недавно узнал, что оказывается, еще такую же сумму выделяли на помощь организациям. 2 или 3 года назад еще был такой фонд. В организациях тоже много проблем, которые можно было бы решить даже небольшими деньгами. Но дело в том, что и этот фонд мал, и лишились того фонда по одной простой причине – денег не хватает. Если посмотреть, то здесь таких животрепещущих проблем, которые требуют денег из бюджета, огромное количество. Но мы мало, что в этом направлении делаем, потому что самая большая проблема  - государственный долг Саратовской области. Если вы посмотрите проект бюджета на 2018 год, то там как раз все замыкается на том, чтобы как-то делать самые необходимые проплаты в части этого 50-миллиардного долга. Конечно, хотелось бы, чтобы этот фонд был в 2, в 3 раза больше, потому что проблем действительно у населения много. Но живем мы по средствам. Желание есть у любого человека, который там ведет личное хозяйство, получать побольше зарплату, но что он реально получает, то тратит. Вот сейчас в Саратовской области такая ситуация, что мы можем позволить только миллион».

Александр Анидалов, фракция КПРФ:

«Я бы сказал, что это несколько ручное управление через фонды. Вообще, конечно, населению надо помогать другими способами - законотворческими и организационными. Но поскольку в нашей думе нет такой возможности, и поскольку нашим людям потом приходится говорить, а что конкретно сделал данный депутат, то, конечно, я соглашусь. Если не может правительство это обеспечить, то дайте хотя бы возможность остальным. Фонд явно недостаточный. Ну, вот одно, например, обращение: сгорел дом в Ленинском районе на Ипподромной. Люди остались без всего. Ну сколько я могу  помочь им, учитывая, что закон не позволяет им помочь из бюджета? Может быть, хотя бы через такой механизм. Этого механизма явно недостаточно. В городской думе когда я работал, там было еще хуже – больше 3 тысяч не давали оказывать помощь. И никакое мнение депутата там не влияло. Здесь миллион, конечно, больше, но на всю область тоже не хватит. Сколько нас депутатов? Вот 45 миллионов для помощи недостаточно».

«Влияние областных депутатов вообще бы могло быть определяющим, если бы была воля правящей партии. Потому что депутаты принимают бюджет, депутаты принимают основные кадровые решения правительства. Если бы у правящего круга поднять авторитет органа, который избирает народ, а соответственно, и избирателей, это можно было бы сделать нормальными способами. Через нормальное обсуждение бюджета, через нормальное обсуждение кадровых вопросов, а не буратинное голосование. Депутатский фонд — это инструмент для помощи, инструмент для бедных. Для тех, кто другими способами не может это сделать по политическим причинам. Для них вот сделали эту подачку – миллион. Конечно, учитывая, что к нам обращаются люди, мы и этой подачке будем рады, и будем настаивать даже на ее увеличении. Но по большому счету у депутатов должно быть больше механизмов для принятия решений».

Зинаида Самсонова, гендиректор «ТЦ Поволжье», «Справедливая Россия»:

«Я думаю, что сегодня стратегическая задача перед субъектом стоит в том, чтобы привести бюджет в соответствие. На сегодня у нас дефицитный бюджет. При дефицитном бюджете, я считаю, что увеличивать этот фонд депутатов нельзя. Я думаю, те депутаты, которые состоятельные, они помогают, как я, не только из этого фонда. Мы помогаем уже дополнительно из бюджета своего. На сегодня ситуация такая, что этого делать пока что нельзя. Вчера были слушания по бюджету, планируется, что в 2018 году он будет бездефицитный, в 2019 году будет уже чуть-чуть профицитным. Вот когда эта ситуация наступит, тогда можно будет эту ситуацию рассматривать. Я согласна, что последнее время пожаров очень много. В основном это от проводки и так далее. Население беднеет, они не в состоянии проверить проводку, где-то подремонтировать. И это не из-за того, что такие люди, просто в плане финансовом не могут себе это позволить. Ситуация, действительно, очень сложная, но, я думаю, что в период 2 лет нужно подождать с депутатским фондом».

Дмитрий Чернышевский, проректор СГТУ, фракция «Единая Россия»:

«Во-первых, вот сейчас мы пришли в думу, а фонд будет только в следующем году, в этом он уже истрачен. А в следующем году по бюджетному процессу к марту месяцу только деньги придут. То есть до марта реальных денег люди не получат. Второй момент – ограничения там очень жесткие, потому что фонд очень маленький. Обращений очень много, даже погорельцам больше 10 тысяч рублей не имеем права выдать. Ну что такое 10 тысяч? Приходится вот этот фонд кроить, каждому понемножку раздать. Ты понимаешь, что ты не поможешь, но ты хотя бы символически этим жертвам какое-то сочувствие окажешь. Это не то, что на самом деле ждут люди. Там все до копейки расходится. Никогда не было случаев, насколько я знаю с той думы, чтобы этот фонд возвращался. Только думают, как бы еще помочь сверх этого фонда, у кого есть такая возможность. Конечно, было бы хорошо, но это все опять упрется в финансы. Есть ли у области такая возможность? Вот сейчас будем бюджет принимать, посмотрим. А так было бы неплохо, потому что там каждая копеечка на счету идет именно на помощь самым бедным и обездоленным. У них нет другого выхода, они обращаются, а тут им мы по большому счету помочь не можем».

Александр Санинский, председатель комитета по вопросам жилищной, строительной и коммунальной политики, фракция «Единая Россия»:

«Раньше был депутатский фонд, сейчас его нет. Я уже провел два приема в Ртищевском и Аркадакском районах, в основном все идут с этими проблемами погорельцы, которые лишились крова и имущества. Все зависит от того, сколько будет таких несчастных случаев. А миллиона, конечно, не хватает, потому что ущерб, который приносят пожары, не совместим с той помощью, которую может оказать областной депутат. С увеличением депутатского фонда согласен, но пока бюджет Саратовской области не позволяет. На следующей бюджетной комиссии я могу такой вопрос задать министру финансов, но бюджет сформирован, вряд ли они добавят 45 депутатам еще по миллиону. Но проблема эта есть. Наша задача помогать людям, которые попали в сложную ситуацию. И, может быть, некоторым и миллиона не хватит. Если вот полностью дом сгорает – это примерно миллион рублей. То есть это нужно, чтобы одному помочь, чтобы он восстановил дом и то имущество, которое он потерял».

Михаил Ткаченко, председатель облсовпрофа, фракция «Единая Россия»:

«Вот у меня сейчас лежат два заявления от погорельцев 72 и 78 лет. Конечно, ему давать 3 или 5 тысяч рублей - это не решение вопроса. Он уже написал помощь депутата, он уже написал о помощи собранию своему, в администрацию написал. Написал мне как депутату, но фонда у нас уже нет. Поэтому, я говорю, мы будем оказывать, но только на следующий год, потому что в этом он уже закончился. Вот и ответ на ваш вопрос».

Анатолий Ципящук, главврач глазной клиники, фракция «Единая Россия»:

«Если мы вот определяем фонд депутата, то его надо распределять на наиболее социально значимые направления: культуру, медицину и образование. Вот и все направления. Хотелось бы, конечно, иметь больше. Я уже шестой год работаю и понимаю, что на самом деле это очень мало. Мы видим, что нужно ремонтировать ФАПы, школы, клубы».

Юлия Ермакова, директор Музыкально-эстетического лицея, фракция «Единая Россия»:

«Так как я первый раз избрана, я не совсем знакома с тем, как этот фонд распределяется и насколько он будет востребован. Понятно, что чем больше денег, тем больше людей смогут обратиться, а им сможем помочь. Вот так конкретно сказать, что - да - его нужно увеличить до 2,5 миллионов, мне трудно. Должно быть понимание, потому что он до бесконечных пределов быть не может. Здравый смысл, конечно, в этом есть, потому что хотелось бы людям помочь больше. Но реально ли это, мне трудно сказать. Люди будут обращаться однозначно, даже в предвыборную кампанию столько людей обращалось, а мы еще депутатами не были. Просто шли, потому что знают нас. Конечно, было бы больше - было бы лучше».

Владимир Писарюк, председатель комитета по госсстроительству и местному самоуправлению, фракция «Единая Россия»:

«Мы всегда просим нам увеличить фонд, но мы понимаем прекрасно ситуацию с бюджетом Саратовской области, поэтому наглеть мы, естественно, не наглеем. На мой взгляд, нужно более рационально подходить к расходованию этих средств. Потому что мы понимаем, есть случаи, к примеру, связанные с лечением и так далее. И зачастую обращаются за помощью с лечением, помощь в сборе к школе в малоимущих семьях, детей-сирот и зачастую погорельцы. Мое мнение, что здесь нужно подходить не то чтобы дифференцированно, но есть люди, которые приходят ко всем на прием абсолютно депутатам, в зависимости от ситуации. Если это погорельцы, то тут даже думать нечего, если эти вопросы связаны с лечением, к примеру, то я считаю, что каждый депутат областной думы имеет возможность помочь с лечением в той или иной клинике даже просто по договоренности с главным врачом, если это экстренная ситуация. Или, тем более, если это плановая ситуация. Все, что связано с дорогостоящими лекарствами, по крайней мере, я еще ни разу не встречался со случаями, когда министерство отказывало в покупке дорогостоящего лекарства или обеспечении больных лекарствами. Там, где лекарства не входят в перечень обеспечиваемых министерством, то, наверное, есть смысл рационально помогать. Что касается погорельцев, я думаю, им вообще нельзя отказывать. И тогда нужно изыскивать возможности, может быть, другие, чтобы помочь этим людям».

Ольга Алимова, заместитель председателя облдумы, руководитель фракции КПРФ:

«Так как я законодатель, я буду называть вещи своими именами. Это называется резервный фонд губернатора. Конечно, для того, чтобы избиратели чувствовали себя комфортно и знали, что в той или иной ситуации они могут обратиться к власти, в том числе и депутату, который их может правильно направить, чтобы оказать помощь. Но для этого должны существовать такие законы, чтобы человек понимал, что ему не надо просить подачки  и дадут ли ему там 3 или 5 тысяч. Например, для погорельца это должно быть не меньше 15-20 тысяч. Точно так же, как мы принимали закон по детям-сиротам, там 20 тысяч подъемные, чтобы он мог купить сковородки, вилки, ножи и салфетки хотя бы. Поэтому все это должно быть прописано в законе. Та система, которая сложилась, и как бы мы полузаконны. Мне бы не хотелось, чтобы в думе были вот такие полузаконные меры. Но, тем не менее, депутат должен иметь основания для того, чтобы, когда к нему обращались, быть фактически буфером между исполнительной властью, которая не всегда четко выполняет свою работу, и избирателями. Хотелось бы, чтобы депутат чувствовал себя уверенно в том, что в случае обращения к нему, он мог оказать ту или иную посильную помощь. Конечно, этих денег явно не хватает. Поэтому, безусловно, это должны быть в зависимости от субъекта РФ, они (фонды, - ред.) иногда доходят до 15-20 миллионов. Но, зная нашу ситуацию, надо все-таки пересматривать возможности оказания действенной помощи избирателям. Но это нужно как-то узаконить, а не пользоваться разными формулировками».

Как видим, подавляющее число депутатов высказывается за увеличение депутатского фонда. Но хватит ли у них силы воли поставить этот вопрос перед областным правительством и добиться его реализации? В этом и проявится степень их влиятельности. Смогут ли они быть слугами народа или прислужниками чиновников?

бюджет, депутатский фонд, облдума, увеличение

Телефонные террористы «эвакуировали» более 10 крупных объектов в Саратове

Телефонные террористы «эвакуировали» более 10 крупных объектов в Саратове

Гордеп предложил сделать Саратов банкротом, чтобы избавиться от долгов

Гордеп предложил сделать Саратов банкротом, чтобы избавиться от долгов

Директора цементного завода в Вольске посадили за смерть сотрудницы

Директора цементного завода в Вольске посадили за смерть сотрудницы

Популярное
наверх